Среда 21.02.2018 06:14
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » НРПГ форумы » Оффтопик » Сокровищница (ссылки, тексты, картинки)
Сокровищница
sadhakaДата: Четверг, 22.10.2009, 08:44 | Сообщение # 1
Умелый игрок
Группа: Администраторы
Сообщений: 548
Награды: 1
Репутация: 22
Статус: Offline
Поскольку эта тема не была полностью воплощена/перенесена сюда, все же решила, что эту идею Фродо необходимо сохранить, несмотря на то, что пока она будет дублировать тему "Драконы: цитаты".
Все же, возможно, будут какие-то материалы, не относящиеся к темам ВА :)

Добавлено (22.10.2009, 08:44)
---------------------------------------------
[cut noguest= /Дракон/ Д. Р. Р. Толкин]
Весною вишня расцвела,
Покачивая кроной,
Искрился в солнечных лучах
На ней дракон зеленый.
Он прилетел из той страны,
Где много их, драконов.
Фонтаны в мареве луны
Там бьют на горных склонах.

«О мистер Хиггинс! Вот те раз!
Скажите, вы видали:
Дракон лежит в саду у вас?»
«Спасибо, что сказали».
И мистер Хиггинс, взявши шланг
Садового насоса
Дракона окатил водой
От самых лап до носа.

Дракон воскликнул: «Хороши
У вас в саду фонтаны!
Я вам спою от всей души,
До ночи петь я стану.
Вам звонкой песней услажу
Я ужин, мистер Хиггинс,
Сосед ваш, короб, будет рад
И старая мисс Биггинс».

Тут рать пожарников лихих
На помощь прикатила.
Сверкали медью шлемы их.
Дракон вздохнул уныло:
«Точь-в-точь, как в старые деньки,
Когда в доспехах медных
Стекались витязей полки
Убить драконов бедных.»

Георгий, бравый капитан,
Взобрался по стремянке.
Дракон сказал: «О добрый сэр!
К чему нам перебранки?
Уйдите лучше, а не то
Спалю я церковь, право,
Съем Хиггинса, вас, славный Жорж,
А следом всю ораву».

Георгий дал к атаке знак,
Вода лилась ручьями.
Дракон дымился и шипел,
В глазах сверкало пламя.
Он бил хвостом, как надлежит
Во гневе быть драконам,
И вишни цвет, как белый снег,
Кружился над газоном.

Пожарники в недобрый миг
Пустили в дело вилы.
Дракон, издав зловещий рык,
Взвился, что было силы.
Разнес он город в пух и прах,
И над морским заливом
Метались всполохи впотьмах
Всем морякам на диво.

«Еда не стоила труда, —
Решил дракон в тот вечер. —
Был Короб имени под стать:
Совсем разжиться нечем,
Невкусны были и жестки
И Жорж, и мистер Хиггинс».
И с голоду запел дракон,
Не дожевав мисс Биггинс.

И песнь его лилась, грустна,
Среди полей и взгорий.
Сияла полная луна,
Внизу вздыхало море.
И смутно виделись вдали
За гладью волн зеленых
Границы горной той земли,
Где водятся драконы.

«Нас недостоин этот мир,
Он вянет и тускнеет,
Ни полюбить, ни погубить
Драконов не умеет».
Так спел дракон — и вот, взмахнув
Широкими крылами,
Взлетел, над морем сделал круг
И скрылся за горами.[/cut]

[cut noguest=/КЛАД/ Д. Р. Р. Толкин]Из блеска первой луны,
Из юного солнца лучей
Боги создали клад
Песней волшебной своей,
И серебро засвеpкало
В травах просторов степных,
И золото полнило волны
Бypных потоков седых.
Прежде, чем гном проснулся,
Дракон расправил крыло,
Или земля обнажила
Огненное нутро,
Прежде, чем вырыли ямы,
В глубоких долинах лесных
Жили древние эльфы,
Хранители чаp колдовских,
И дивные вещи творили,
И нет их в мире ценней,
И пели, когда создавали
Короны своих королей.
Давно те песни замолкли, —
Свеpшился суровый рок,
Цепи их заглушили,
Пресек их стальной клинок.
Алчности в темных чеpтогах
Чужды песни и смех,
Трясется она над богатством,
Что копит в тайне от всех,
Валит изделия в груды
Из золота и серебра;
Тем временем эльфов обитель
Стала пуста и темна.
В гулкой червой пещере
Жил старый-престарый гном,
Весь век просидел под горою
Над золотом и серебром.
С молотом и наковальней
Расстался он только тогда,
Когда от вечной работы
Высохла в кость рука.
Чеканил одни лишь монеты
И звенья богатых цепей,
Надеясь, что купит этим
Могущество королей.
Но слух его притупился,
И зренье стал он терять,
И скоро гномy осталось
Лишь камни перебирать.
Губы его посерели,
И все же в улыбкy ползли,
Когда меж скpюченных пальцев
Алмазы на пол текли.
За стуком их не расслышал
Тяжкой поступи он,
Когда y реки приземлился
Юный свирепый дракон:
Огнем дохнул сквозь ворота,
От сырости стылой ярясь,
И кости гнома упали
Пеплом в горячyю грязь.
Под голой серой скалою
Жил старый-престарый дракон,

Свеpкая от скуки глазами,
Лежал в одиночестве он.
Юность давно умчалась,
И пыл свирепый остыл.
Смоpщенный и шишковатый
Ящеp в изгибе застыл
Над кучей сокровищ, направив
К ним думы, и зренье, и слух;
За многие, долгие годы
Огонь в его сеpдце притух.
В скользкое бpюхо вдавились
Камни бесценной броней,
Запах монет вдыхал он
И блеск освежал их слюной,
Все ценности, что хранились
Под сенью обшиpных крыл,
Помнил с первой минуты
И ничего не забыл.
На жестком ложе вздыхая,
Дракон о ворах помышлял,
И в снах своих беспокойных
Нещадно их истреблял:
Теплое мясо глотал он
И кровь горячyю пил…
Довольный сквозь дремy собою
Уши змей опустил.
Звон кольчуги раздался,
Но дракон не слыхал,
Как юный отважный воин
Вызов на битвy кидал.
Зубы — кинжалы y змея,
А шкyра твеpда, как рог,
Но полыхнул в подземелье
Яpкий заветный клинок.
Вскинулся ящеp, и тут же
Свистнул жестокий удаp,
Тело рассек и мгновенно
Век старика оборвал.
Сидел на высоком троне
Старый-престарый король,
Грел бородою колени,
Слушал суставов боль.
Ни песни, ни вина, ни яства
Его развлечь не могли:
К тайномy подземелью
Мысли его текли,
Где в сундуке огромном
Под низким сводом лежат
Золото и алмазы,
С боем добытый клад.
Дверь того подземелья
Засов железный держал,
Проход к той двери тяжелой
Один лишь владыка знал.
Слава его угасла,
И суд неправеден был,
Мечи его приближенных
Долгий покой затупил.
Замок пустеет, ветшает,
Запущен двоpцовый сад,
Зато под рукой королевской
Хранится эльфийский клад.
Не слышал рогов он раскаты
На перевале в горах,
Не чyял запаха крови
На смятой траве в степях…
Замок его полыхает,
Рыцари все полегли,
В холодной глубокой яме
Свои он окончил дни.
Лежит в глухом подземелье
Древний-предревний клад,
За всеми забытой дверью
Ничей не смущает он взгляд,
К этим угpюмым воротам
Смеpтных следы не ведут,
На старых могильных кypганах
Травы забвенья растут.
Меpтвых сон не тревожат
Трели птиц в вышине,
Дyет соленый ветеp
В чистой небес синеве,
Дyет над темной горою,
Где Ночь хранит древний клад,
Пока круг времен завеpшится
И эльфы веpнутся назад.[/cut]

взято с *http://dragons-nest.ru

[cut noguest=Жемчужный дракон. Последний полет.]Луна так прозрачно хрустальна, а ты всё грустишь один.
Послушай сказку печальной любви, властелина глубин.
Владыки пучины далёкой, загадки призрачных снов...
Жил в море дракон одинокий - легенда Семи Островов.

Залив лазурного цвета, вода пролизала в песке,
Он встретил здесь сотни рассветов от глаз людских вдалеке.
Он слышал шёпот кораллов и рыб молчаливый язык.
Столетия, это так мало! Сто лет для дракона - миг!

Игристый жемчуг случайно, упал в голубую волну.
И стал бы утраченной тайной, бесследно канув ко дну,
Но звонкою пылью разбился о спину драконью он,
В живой перламутр обратился, так стал Жемчужным дракон.

ТегОлы* шкуры сверкали, как росчерк небесных комет,
На одно ожерелья упали, храня мерцающий след.
Ловцы в синеве безбрежной искали его чешую,
А он не терял надежды найти удачу свою.

Лилось тягучее время, по каплям меняя миры.
Он жизнь мечтами измерил, от века драконы мудры.
Для веры нет расстояний, по мыслям вершатся дела,
Вот отклик его желаний на берег судьба привела.

И замер, увидев сказку, мечтатель прекрасный дракон,
Её красотою неясной мгновенно был покорён.
Стекал ослепительным блеском, волос волнующий шёлк,
Казалось, звезды неизвестной, на берег отсвет сошёл.

Смешав туман предрассветный и бриз вечерний морской,
Русалочий смех запретный и бездны огромный покой,
Природа слепила чудо, красивое имя дала,
Морения - ветер юга и тайна родного тепла.

Он выгнул изящно шею и жемчугом капли с крыла,
А девушка, встать, не смея, ладони к лицу поднесла.
Два взгляда встретились, словно ища подтверждение снов.
Их мысли скользили безмолвно, ведь было не нужно слов.

Они приручали друг друга, сближаясь как две волны,
И чувства стали порукой: быть вместе, они рождены.
Пришло к ним сказки начало, на грани земли и воды,
Где вечное море смывало, солёной водой, следы.

Мир - дождь золотых мгновений, когда ты любим и влюблён,
Но грусти прозрачной тени, в глазах её видел дракон.
Он мыслью сердца коснулся: - Тоскуешь? Моя ли вина?
Ответ её болью вернулся: - Я голоса лишена....

-Но помыслы слов честнее, они отголосок души!
Мы связаны ими теснее, в словах мы порой спешим!
Спокоен отклик покорный: - Ты прав, повелитель волны.
Пусты порой разговоры и часто слова не нужны.

Но я тебе петь мечтала, о море одном для двоих,
И нота немая упала, и ветер прибрежный стих....
-Мою молчаливую песню прими подводный король.
Неслышные звуки чудесны, хоть в них затаилась боль.

Аккорды ниткой жемчужной сложились в беззвучный напев.
Мелодия полночи южной, парила чайкой взлетев.
И с каждою нотой всё выше, в бескрайний звёздный покой,
Но песню прекрасную слышал один лишь дракон морской.

Осколки луны утонули, серебряным стал прилив,
И волны ладони сомкнули, от звёзд её заслонив.
Угасла музыка ночи, но понял Жемчужный дракон,
КАК петь Морения хочет, и принял решение он!

Где море бурлящее злится, где страх растворён в воде,
Мурена, живёт ворожница, она поможет беде.
Темные её древние чары, опасен к Мурене путь.
Из горя готовит отвары.... Заклятий не обернуть...!

Нужны отвага и сила, тот омут укрыт в глубине.
Так что ему делать было? Ведь голос стал жизни важней!
Преграды пыл не остудят, счастливый безумец спешит,
Он голос любимой добудет, иначе не зачем жить!

-Входи - побурчала ведунья, всё знаю и жду давно!
Да! Голос я ей наколдую, но ты мне скажи одно...
На миг короткий умолкла, ухмылка пропала с лица:
-Сильна ли любовь драконья, пойдёшь ли вперёд до конца?

-Пусть я от заклятий сгину! Морения! Только она!
Спущусь в любые глубины, достану богатства со дна....
-Глупец, что ты дать мне можешь? - Мурена вскинула бровь:
-Душа! Нету платы дороже! Дракон Семи Островов!

Тверда в меня твоя вера...? Черно чародейство моё!
Ужель так любовь безмерна, что жизни, не жаль, за неё?
Ударила мысль волною, сверкнула подводным огнём,
-ЛЮБЛЮ! Всё обдумано мною! - Тогда ворожбу начнём....

Три раза солнце всходило и к ночи садилось горя,
А сердце рвалось и билось: - Пусть будет всё это не зря...!
Слова дозвучали с закатом, открыла ведьма глаза:
-Я сделала всё так, как надо, теперь опоздать нельзя!

Ведь миг опоздания краткий, напрасным сделает всё,
Спеши! Возвратиться обратно! Пусть вера тебя несёт....
Плыви, не трать ни минуты, чтоб не был поступок пустым.
Лишь кончатся третьи сутки и чары растают, как дым.

В добро ли, во зло не важно, но древний гласит закон,
Достоин помощи каждый, кто так беззаветно влюблён.
Душа в веках зачерствела, но чувствую я всё равно,
Тебе к жемчужному телу, жемчужное сердце дано!

-Спасибо тебе, ведунья...- на равных отдал ей поклон,
Тотчас оставив колдунью, отправился в путь дракон.
И в струях воды солёной, скользя будто в море из слёз,
Он мчался смертельно влюблённый, он дар драгоценный нёс...

Надежда всё угасала, стрелою скользил он назад.
Ему оставалось мало, так много хотелось сказать!
"-Плыви, не трать ни минуты, чтоб не был поступок пустым.
Лишь кончатся третьи сутки все чары уйдут словно дым".

Он к сроку доплыл обратно, закат точно пламя костра.
Прибавилось сил стократно, он понял, настала пора....
Тогда из пены прибойной, как феникс родившийся вновь,
Поднялся легко и свободно Дракон Семи Островов

Он выкрикнул: - Я вернулся, Морения, помни меня!
И птицею светлой взметнулся, бесстрашием смерть, маня.
Взлететь ему было нужно, сломав тяготенья закон,
И рухнул грудой жемчужин на скалы, счастливый дракон....

Одна, задрожав, соскользнула в протянутую ладонь,
И тая, победно сверкнула, в руке как жидкий огонь.
Свершился заговор древний, Морения поняла,
Ей чистый голос волшебный, драконья душа дала!

С тех пор каждый вечер над морем печальная песня плывёт.
Морения, ветру вторя, драконьей душою поёт.
И падают жемчугом ноты, дрожа серебром на руке.
Она всё зовёт кого-то, на древнем любви языке.

Мягкова Лариса Сергеевна[/cut]


...Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе.
Щит и латы, посох и заплаты,
Меру окончательной расплаты
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираем тоже - как умеем.
Ни к кому претензий не имеем.
Каждый выбирает для себя! ©


Сообщение отредактировал sadhaka - Четверг, 22.10.2009, 08:45
 
sadhakaДата: Суббота, 12.12.2009, 12:55 | Сообщение # 2
Умелый игрок
Группа: Администраторы
Сообщений: 548
Награды: 1
Репутация: 22
Статус: Offline
Уже давно хожу вокруг этой темы, но написать никак не решаюсь... Хотя успокоится, не рассказав, не могу...
Хех...
Хочется привести два кусочка стихотворных строк... но кусочка не простых :)
Первое - это песня, которую написал и исполняет Саруман, называется "Дракон", собственно, вот и текст:
[cut noguest=Дракон]
Дракон
Стихи и вокал: Саруман

Цвета железной руды
В хрустальных ручьях
Так же искажена для взгляда,
Как и сквозь толщу воды.
Цвета закатных перьев грифона –
Дымка в осенних лучах,
Так же обманчива для моих пальцев,
Разве можно к ней прикоснуться?
Сталь твоей чешуи, дракон,
Сталь твоей чешуи…
Сталь твоей чешуи, дракон-дракон,
Сталь твоей чешуи…
Я тот ветер, что к жизни был вызван могучим крылом
С тобой говорю – никто понять нас не в силах,
Ибо язык наш подобен вою.
Пламенем в старом камине
Среди разрушенных башен
Там где скованны деревянные двери
Чужим заклинаньем в нашей беседе…
Ты вряд ли вспомнишь о нем, дракон
Ты вряд ли вспомнишь.
Ты вряд ли вспомнишь о нем, дракон
Ты вряд ли вспомнишь.
Ты не был внизу с той поры,
Когда Боги, творенья свои оглядев, порешили, -
Чем праздно всем по земле скитаться,
Пускай все живут только там, где родились,
Но ты воспротивился – твоим домом стало небо,
И древние Боги уже не посмеют
Прервать твой полет в небеса, бесконечный!
Дракон! [/cut]
второе - небольшой отрывок из произведения Джорджа Локкхарда "Драконы"

Там, в сердце скал, горит огонь. Колодец жара, пламя тьмы.
Оттуда смерть приходит в мир, и вот куда уходим мы. Из пламя в ночь, с огня на снег, дракон и эльф, и человек - мы искры изначальных сил, огнём мы дышим весь наш век...
Расплавленное серебро способно ослепить навек - неважно, кем родился ты, дракон иль гном, иль человек. Лишь тот, чьё сердце из огня, способен жар твой поглотить, нырнуть на дно и победить, увидеть тьму средь бела дня.
То выбор смертных, не богов, не властны боги выбирать. Они способны лишь на власть, безжиненную ада страсть. Они с рождения рабы, они не могут путь менять, и властны лишь определять, кого и как на смерть послать.
Но смертные сильнее вас. Ведь мы способны сострадать. Способны боль мы ощущать, способны видеть и прощать. Мы тоже знаем слово - страсть! Но мы зовём её любовь! Она любого сердца часть, она всесильна! Вот в чём власть! Не приказать идти на смерть, а жизнь спасти, отдать свою, но не убить - вам
не понять. Богам любовь не осознать.
Тот, кто познает смерть любви - лишь тот способен богом быть. Любовь родится вновь, но бог - не властен это ощутить.

Скай Фалькорр

собственно, комментировать здесь не положено, так что просто - делюсь :) Прокомментирую, если надо будет - в ЧК :)


...Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе.
Щит и латы, посох и заплаты,
Меру окончательной расплаты
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираем тоже - как умеем.
Ни к кому претензий не имеем.
Каждый выбирает для себя! ©
 
FrodoДата: Воскресенье, 13.12.2009, 11:12 | Сообщение # 3
Игрок
Группа: Администраторы
Сообщений: 866
Награды: 1
Репутация: 11
Статус: Offline
Может быть, кстати имеет смысл темы объединить? Суть то у них одна. Причем даже для ВА есть и там и там материал. А прокомментировать я попрошу, конечно. И спасибо большое за то, что выложила. Зацепило.

Beyond all towers strong and high,
beyond all mountains steep,
above all shadows rides the Sun
and Stars forever dwell:
I will not say the Day is done,
nor bid the Stars farewell.
 
FrodoДата: Понедельник, 15.03.2010, 00:36 | Сообщение # 4
Игрок
Группа: Администраторы
Сообщений: 866
Награды: 1
Репутация: 11
Статус: Offline
Околодраконья тематика. Очень близко к тому, что хочется сказать в Вестнике темой о драконах и позднее темой о мифологии. (Взято из гнезда дракона)

Миньона
Гете. Перевод Магуры
Ты знаешь землю, где цветет лимон,
Где в злате апельсинов горный склон,
Где ветер тих в лазурных небесах,
И зеленеют мирт и лавр в лесах?

Ты знаешь, где?
Туда, туда,
Давай уйдем, любимый, навсегда!

Ты видел дом, где тысяча колонн,
А в окна зала смотрит небосклон,
И статуи глядят из-под ветвей:
«Что сделали, дитя, с душой
твоей?»

Ты знаешь, где?
Туда, туда,
Уйдем, о мой защитник, навсегда!

Ты уходил по горным тропам ввысь?
Там облака с туманами слились,
В пещерах жив драконов древний род,
И водопадом скрыт волшебный грот.

Ты знаешь, где?
Туда, туда,
Нас отпусти, отец мой, навсегда!

(Гете)


Beyond all towers strong and high,
beyond all mountains steep,
above all shadows rides the Sun
and Stars forever dwell:
I will not say the Day is done,
nor bid the Stars farewell.
 
sadhakaДата: Среда, 17.03.2010, 19:06 | Сообщение # 5
Умелый игрок
Группа: Администраторы
Сообщений: 548
Награды: 1
Репутация: 22
Статус: Offline
Уйдем от драконьей тематики. Тематика толкинистская.

Келед-Зарам
[cut noguest]"Темны воды Келед-Зарама,
холодны ключи Кибель-Налы!.."
Дж. Р. Р. Толкин

Хранит бессменно сердце гор
Жемчужину среди озер:
В хрустальной чаше дремлет там
Зеркальное - Келед-Зарам.

Ему неведом ход времен
И темных вод спокоен сон.
Несчастья тяжкие земли
Беды ему не принесли.

Доныне всем ветрам открыт
Столп Дарина над ним стоит,
Где тот впервые заглянул
В хрустальной чаши глубину.

...Был полдень солнечного дня
И птичья песнь лилась звеня,
Но Дарин видел россыпь звезд -
Прекрасной Варды светлых слез.

Он слышал голос тишины,
Когда из звездной глубины
Был поднят царственный венец...
...Прошли века. Великий Жнец

Немало жизней оборвал.
Пусты чертог и тронный зал...
Но под покровом темных волн
Венец хранится до времен.

********
Среди теченья долгих лет
Немало было горьких бед...
Но и доныне светит нам
Звезда озер - Келед-Зарам.[/cut]

Разговор Андрет и Финрода
[cut noguest]"Не навек привязаны мы к Кругам Мира,
и за ними - больше, чем память!.."
Дж. Р. Р. Толкин

- Я знаю, будет светлым день,
Когда откроешь дверь
В миры, где вечна полутень
И где не властна Смерть...

Она - всего лишь стражник Врат,
Хранитель тех дорог...
И не найти пути назад,
Переступив Порог.

Покоя вам не обрести...
Всего лишь краткий миг
Дано земную жизнь вести.
Но с тем, что здесь постиг,

Уходит каждый из людей
Неведомой тропой.
Она ведет в чертог теней
И - дальше. В мир иной...

Не суждено пройти другим
По этому пути:
Лишь людям Смерти дар Благим
Преподнесен...
- Прости,

Но как же горько оставлять
Свет солнца, шелест трав,
Леса, сады, речную гладь!..
Не был ли дар - лукав?..

Вот вы... Вы знали юным мир
При свете новых звезд.
Вам слышен первый звон секир,
Открыт на Запад мост...

- Но то - лишь память о былом...
И горше во сто крат
Следить, как дни былых времен
Уходят навсегда.

*************
...Я верю: Смерть - великий дар
Непознанных дорог
Уставшим. [/cut]

Автор Светлана Первая //
[cut noguest=источник]http://zhurnal.lib.ru/p/perwaja_s_j/[/cut]


...Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе.
Щит и латы, посох и заплаты,
Меру окончательной расплаты
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираем тоже - как умеем.
Ни к кому претензий не имеем.
Каждый выбирает для себя! ©


Сообщение отредактировал sadhaka - Среда, 17.03.2010, 19:07
 
sadhakaДата: Пятница, 19.03.2010, 19:40 | Сообщение # 6
Умелый игрок
Группа: Администраторы
Сообщений: 548
Награды: 1
Репутация: 22
Статус: Offline
//еще немного недраконов

Была Волшебная страна
И холм в стране той был.
А у подножия холма -
Весёлый хоббит жил...
...К страницам жёлтым прикоснись -
И сказка оживёт:
Долиной - вниз, горами - ввысь -
Вперёд тебя ведёт.
И ты теперь не только тут -
Работаешь, живёшь,
Сквозь книгу-дверь ты вышел в путь,
И до конца пройдёшь...
Хоть детство кончилось почти -
Пусть сказка не умрёт!
Кто смог с ней до конца пройти -
Тот знает путь вперёд!
(И сказку в сердце сбережёт...)

автор: Mangustionok (http://zhurnal.lib.ru/m/mangustionok/volschebnaya_strana.shtml)


...Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе.
Щит и латы, посох и заплаты,
Меру окончательной расплаты
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираем тоже - как умеем.
Ни к кому претензий не имеем.
Каждый выбирает для себя! ©
 
sadhakaДата: Воскресенье, 11.04.2010, 12:13 | Сообщение # 7
Умелый игрок
Группа: Администраторы
Сообщений: 548
Награды: 1
Репутация: 22
Статус: Offline
Совсем не стихи, но интересно думаю будет, особенно тем, кто еще не видел;)

Средиземские названия в естественных науках


...Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе.
Щит и латы, посох и заплаты,
Меру окончательной расплаты
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираем тоже - как умеем.
Ни к кому претензий не имеем.
Каждый выбирает для себя! ©
 
sadhakaДата: Воскресенье, 16.01.2011, 16:25 | Сообщение # 8
Умелый игрок
Группа: Администраторы
Сообщений: 548
Награды: 1
Репутация: 22
Статус: Offline
"Сон на море" Тютчев

И море, и буря качали наш челн;
Я, сонный, был предан всей прихоти волн.
Две беспредельности были во мне,
И мной своевольно играли оне.
Вкруг меня, как кимвалы, звучали скалы,
Окликалися ветры и пели валы.
Я в хаосе звуков лежал оглушен,
Но над хаосом звуков носился мой сон.
Болезненно-яркий, волшебно-немой,
Он веял легко над гремящею тьмой.
В лучах огневицы развил он свой мир -
Земля зеленела, светился эфир,
Сады-лавиринфы, чертоги, столпы,
И сонмы кипели безмолвной толпы.
Я много узнал мне неведомых лиц,
Зрел тварей волшебных, таинственных птиц,
По высям творенья, как бог, я шагал,
И мир подо мною недвижный сиял.
Но все грезы насквозь, как волшебника вой,
Мне слышался грохот пучины морской,
И в тихую область видений и снов
Врывалася пена ревущих валов.


...Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе.
Щит и латы, посох и заплаты,
Меру окончательной расплаты
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираем тоже - как умеем.
Ни к кому претензий не имеем.
Каждый выбирает для себя! ©
 
sadhakaДата: Четверг, 20.01.2011, 13:03 | Сообщение # 9
Умелый игрок
Группа: Администраторы
Сообщений: 548
Награды: 1
Репутация: 22
Статус: Offline
Снова немного о драконах. Песни

Лора Московская "Мы не люди"

На распутье ветра разорвали в клочки мою радость,
Сделав выбор за всех, не отдали мне даже любви,
Обнажили не к месту душой непрожитую старость,
Посмеялись в ничтожной попытке меня уязвить.
Я прикован к земле, только горы стирают границы...
Только там я могу, как и раньше увидеть рассвет...
Отчего ж в моей Книге судьбы поистерлись страницы?
Я меняю свой облик и вновь получаю ответ:

Мы не люди,
Я всегда это знал, но не знал, как сказать...
Мы не люди,
И не наша вина
В том, что мы не умеем любить!
В нашей сути,
Да, конечно, маэстро, налейте вина...
В нашей сути
Вечный танец огня и попытка чего-то забыть...

Я опять пилигрим по закону избитого жанра...
Я смиряю святое безумье, играя с огнем,
Пламя бьется в ладонях - сейчас оживет саламандра!
В вихре танца взметнется пожар, станет ярче, чем днем.
Мне бы в небо вернуться, забыв о злосчастном увечьи,
Снова мчаться потоком сознанья сквозь бури и гром,
Слиться с ветром, оставить земле все дела человечьи,
Но, проклятье веков, я дракон с перебитым крылом!

Мы не люди,
Я всегда это знал, но не знал, как сказать...
Мы не люди,
И не наша вина
В том, что мы не умеем любить!
В нашей сути,
Да, конечно, маэстро, налейте вина...
В нашей сути,
Вечный танец огня и попытка чего-то забыть...

Я мечтаю летать, но шагаю по пыльным дорогам,
Не привыкну никак, что отныне мой жребий решен...
Не смирюсь никогда. Я прибавлю гордыню к порокам!
Я найду избавленье. Я вновь покорю небосклон!
Я верну себе пламенный танец сверкающих молний!
Не пристало хозяину неба скрываться в глуши...
Ветер, стой! Хватит рвать мою совесть! Я вольный!
Эй, маэстро, послушай... Меняю судьбу... Я решил.

Мы не люди,
Я всегда это знал, но не знал, как сказать...
Мы не люди,
В том, что мы не умеем любить!
В нашей сути,
Да, конечно, маэстро, налейте вина...
В нашей сути,
Вечный танец огня и попытка чего-то забыть...


...Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе.
Щит и латы, посох и заплаты,
Меру окончательной расплаты
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираем тоже - как умеем.
Ни к кому претензий не имеем.
Каждый выбирает для себя! ©
 
sadhakaДата: Четверг, 20.01.2011, 13:04 | Сообщение # 10
Умелый игрок
Группа: Администраторы
Сообщений: 548
Награды: 1
Репутация: 22
Статус: Offline
Гарри (Игорь Сазонов) "Кошка и дракон"

Как-то сели в кости играть
Кошка и старый дракон;
Дракон свой трон поставил на кон,
Кошка блюдце и молоко.

"Играем на то, что сердцу любезно", -
Рекла серьезно рептилия:
"И пусть между нами размеров бездна,
Ничто не нарушит идиллии! "
"Да будет так", - муркнула кошка -
"Отчего же себя не развлечь?!
Давай запахнем поплотнее окошко
И припустим еще парочку свеч!"

Со скрипом сошлись усталые ставни,
Пахнуло на миг драконье пламя
И был канделябр на стол поставлен
И пара стаканов с костями.
Враз позабыв про дела и заботы,
Кошка и огромный дракон
Всю долгую ночь с октября на субботу
На трон играли и молоко.

Стакан зажимая меж передних лап,
Игроки сужали зрачки,
И кости бросая на спину стола,
Вслух считали очки.
И что-то тихо дракон колдовал,
Под стол лапы прятала кошка,
Но каждый виду не подавал,
Что заметил чужую оплошность.

Но вот незадача: что ни бросок
Хладной иль теплою лапой -
В сумме всегда одинаков итог:
Не знаешь смеяться иль плакать!
Вот кошка бросает: шестерками вверх
Все кости, что были в стакане,
Бросок у дракона: и верь иль не верь
Все к верху шестерками грани!

И так раз за разом уж скоро утру
Ломиться сквозь спящие ставни,
И кошка с драконом закончат Игру,
Вопрос открытым оставив:
Кто все же любезней: волшебник иль вор
Даме капризной Фортуне?
Ловкие лапы иль колдовство
Тронут в сердце богини струны?

Свернувшись клубочком в короне
И выпив все молоко,
Кошка уснула на троне,
Рядом улегся дракон.
И дракону снились подвалы,
Во сне гонял он мышей
Как кот заправски бывалый
Хит-дайсов, наверно, на шесть.

А кошке спалося неважно,
Ее мучил какой-то кошмар:
Толпа приключенцев бумажных
Ее тихо сводила с ума.
Чесал в голове партийный клерик
И маг был почти никакой:
Это будет почище открытья Америк -
Первый мохнатый дракон!

Как-то сели в кости играть
Кошка и древний дракон
И дракон уступил свой старенький трон
А кошка блюдце и молоко.

[cut noguest=Источник]http://menestrels.upperwood.ru/harry.html[/cut]


...Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе.
Щит и латы, посох и заплаты,
Меру окончательной расплаты
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираем тоже - как умеем.
Ни к кому претензий не имеем.
Каждый выбирает для себя! ©
 
sadhakaДата: Вторник, 08.02.2011, 22:09 | Сообщение # 11
Умелый игрок
Группа: Администраторы
Сообщений: 548
Награды: 1
Репутация: 22
Статус: Offline
[cut noguest=Мелиан (София Павлова) ЭЛЬФЫ - ЕСТЬ! И ЖИВУТ СРЕДИ НАС]
Мелиан (София Павлова)
"ЭЛЬФЫ - ЕСТЬ! И ЖИВУТ СРЕДИ НАС"
Мы - странные эльфы. Холодная кровь
Слилась в наших жилах с ночными ветрами,
Бродила вином миллионы веков -
И вылилась, вырвалась в мир вместе с нами.
Легенды, догадки, блеснувшие песней,
Расскажут нам сосны и солнечный свет...
Чем выше скала - тем подъемы отвесней,
Чем проще вопрос - тем труднее ответ...
Хэлл

Когда мне говорят, что до появления работ профессора Джона Роналда Роуэла Толкиена ни о каких эльфах никто и не слыхивал, мне делается смешно. Во-первых, само понятие "эльф", к счастью, сохранила для нас многовековая история "до-толкиеновской" эпохи. А во-вторых, забегая вперед, хочу сказать, что мои исследования привели к удивительному выводу - эльфы существуют и сегодня, и ...живут среди нас!
Год назад вышла моя книга "Дорога к Единорогу", где я собрала весь материал об эльфах, какой имелся на тот момент. Итак, даю теорию по э той книге:
Эльфы - не маленькие существа с крылышками, столь знакомые по сказкам (кстати, в британской и ирландской мифологии этих малюток называют не Elf (эльф), а Spirit (спрайт - дух, призрак) либо Fairy (фейри - феи, волшебный народец), а довольно древняя гуманоидная раса, представители которой отличаются от людей несколько иным строением организма и большей продолжительностью жизни (возможно, бессмертием).
Эльфы (иначе, следуя легендам - народ Данан, дети богини Дану) сегодня живут среди людей, почти полностью ассимилировавшись с ними. Внешне эльф почти не отличается от человека, за исключением отдельных признаков. Об этих признаках, помимо книги, можно найти информацию на сайте клуба исторической реконструкции "Легенда" в разделе "Дорога к Единорогу":legenda-club.h10.ru
Впрочем, в эльфов верили и писали об этом и исследователи нашего столетия. Их свидетельства сохранились. Ученый - исследователь начала ХХ века Жак Валле в своей книге " Параллельный мир" (М, 1995) приводит слова жителя Ирландии, так описавшего общество эльфов:
"Это самые замечательные люди (!), которых я когда-либо видел. Они превосходят нас во всем... Среди них нет рабочих, а только военные аристократы, благородные и знатные... Это народ, отличающийся и от нас, и от бесплотных существ. Их возможности потрясающи... Их взгляд обладает такой силой, что они, я думаю, могут видеть даже сквозь землю. Они обладают серебристым голосом, их говор сладок и быстр...
Они много путешествуют, и, похожие на людей, могут повстречаться в толпе...(!) Умных молодых людей, которые представляют для них интерес, они уводят к себе..."
Сейчас много споров о наследии Толкиена, потому вот моя весия: Толкиен, на мой взгляд, описывал прошлое этого, нашего мира, именуемого Земля - Арда.
Для доказательств достаточно обратиться к самому Толкиену, к его письмам. Так, в заметке по поводу обзора "Властелина Колец" У. Х. Оденом, (Письма Толкина.), автор "Властелина" пишет: "Я не создавал воображаемого мира - я создал только лишь воображаемый исторический период в Средъземелье, месте нашего обитания." И еще... Как пишет Том А. Шиппи, один из выдающихся исследователей творчества Толкиена, лингвист и преподаватель, цитируя эссе Толкиена "О волшебных сказках": "Эльфы, говорит Толкиен , могут быть:
 1)созданиями человеческого воображения", как о них думают почти все,
 2) реальными существами, которые "существуют независимо от наших сказок о них"
Теперь рассмотрим гипотезу об Атлантиде. Атлантида, согласно легенде - огромный древний затонувший материк, оставивший на поверхности земли только вершины своих гор. Ныне это - острова в Средиземном море (например, о. Санторин, о котором уже говорилось выше), а также часть островов Атлантического океана, самые крупные из которых - Британия и Ирландия. Вот что по этому поводу говорит в своей работе "О чем пишет Толкиен" Владимир Грушецкий (Журнал "Если" № 4, 1992 г.): "По традиционным эзотерическим представлениям материк Атлантида располагался своею северной частью на несколько градусов к востоку от современной Исландии, включая Шотландию, Ирландию, северную часть современной Англии, далее - через Атлантику, и примерно - до современной Бразилии. Атланты, т.н. Четвертая раса, вернее, те из них, кто пережил чудовищную геологическую катастрофу, и дали начало следующей, Пятой расе. Не надо отличаться большой проницательностью, чтобы узнать в толкиеновских дунаданах, рыцарях из Заморья или с Заокраинного Запада, владыках погибшего Нуменора - представителей Четвертой эзотерической расы - атлантов, даже если бы на последних страницах "Падения Нуменора" не прозвучало название материка по-эльфийски - Аталанте." Тут опять же прослеживается связь с нашим миром, а не с параллельным измерением - трудно было бы предположить наличие двух параллельных миров со столь одинаковой историей.
Читатель, я много раз задавалась вопросом, почему движение толкиенистов находит все новых и новых приверженцев? Толкиен популярен, в основном, за счет эффекта узнавания, глубинной "памяти предков".
Филологу Толкиен мил за то, что он "узнает" в его текстах массу слов и понятий из других языков. Например, название эльфийской земли - Арда. Оно отнюдь не абстрактно, и во многих земных языках можно найти его вариации. Вспомним хотя бы славянское слово Орда (полчище, скопище людей). А ведь заимствовано оно было от захватчиков - монголо-татар, и первоначальный смысл его тогда был утерян. Прославленное же государство, которому платили дань русские князья - Золотая Орда, или Гзыл-Орда, расшифровывалась просто - Золотая Страна (то бишь земля, государство). Этот же корень прослеживается в названии части Древней Персии (ныне - Иран) и города - Ардебиль.
О слове Эльф и вовсе говорить не приходится. Буквально во всех языках мира встречаются его аналоги. От древнегерманского - Альв, до древнеарабского (и древнеиудейского) - Алеф. Это - первая буква арабского алфавита по сей день, как слово имеет два значения: первое и наиболее распространенное - бык; второе же значение - первый, начальный, главный. Греческая буква Альфа имеет тот же корень (вспомним выражение "Альфа и Омега" - начало и конец). Трансформация этого понятия дает нам латинский корень - Алб и тюркскиий - Алп (Белый, светлый).
Самый частый вывод, который мне доводится слышать от своих оппонентов, таков: если бы эльфы действительно существовали, об этом бы говорили древние книги, такие, как Библия или Тора. При этом мои оппоненты почему-то не удосуживаются взять да и обратиться к этим самым книгам... А некоторые, между прочим, удосуживаются! Такие, как, например, ученый - исследователь Николай Дорожкин, опубликовавший в № 3 за 2000 год журнале "Чудеса и приключения" статью "Тайнопись Ветхого завета". Привожу отрывок из его статьи, полностью сверенный мною с оригиналом книги Бытия: " Книга Бытия о сотворении людей говорит дважды: в главе 1 и в главе 2. Сравним эти тексты. Вот в главе 1: "26. И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. 27. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божьему сотворил его: мужчину и женщину сотворил их... 31. И увидел Бог, все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой..."
А вот глава 2, где подводится итог сделанному, и Бог освящает седьмой день, то есть назначает его для отдыха. А дальше вот что: " 5. И не было человека для возделывания земли. 6. Но пар поднимался с лица земли и орошал лицо земли. 7 И создал Господь человека из праха земного, и вдунул в лицо его дыхание жизни, и стал человек душою живою. 18. И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему. 22. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену и привел ее к человеку.24. И были оба наги. Адам и жена его, и не стыдились".
И получается, что Бог создавал человека дважды, создавал разных "человеков". Сначала - для владычества над всем живым (тех, кого создал по образу и подобию Божьему), а потом - для возделывания земли (тех, что из праха земного). Сначала - богоподобных, а потом - как бы несколько приземленных.
Нет, говорят библиоведы, не так: просто было два варианта Библии, и более поздние составители и редакторы объединили их, вот и получилась накладка... Вроде бы логично, но справедливо ли представлять древних книжников такими небрежными и примитивными? Есть факты из истории создания Библии, говорящие как раз об обратном, о необыкновенной въедливости древних богословов. И если они что-то включили в текст Библии, значит, не видели в этом противоречия.
Итак, согласимся, что в книге Бытия о сотворении человека говорится дважды. Человек-1 сотворен по образу и подобию Божьему для владения всем на земле, а человек-2 - слеплен из праха земного, чтобы было, кому возделывать землю в саду Эдемском. Для человека -1 - никаких ограничений, для человека-2 - запрет есть плоды с древа познания добра и зла. Так что же? Речь идет - страшно выговорить - о совершенно разных существах?"
Самую известную легенду об эльфах еще задолго до рождения Толкиена подсказывает нам... само христианское учение. Я приведу ее здесь (да простит меня читатель за излюбленное обращение к творчеству Профессора!) так, как она изложена в комментариях М. Каменкович и В. Каррика к 1 тому "Властелина колец" (стр. 703) "Известна легенда о святом Михаиле, в которой говорится, что эльфы - не кто иные, как особая разновидность ангелов и существуют в действительности. (!) Согласно этой легенде, ангелы вовсе не представляют из себя две враждующие партии - одна за Бога, другая против. В этой войне были и неприсоединившиеся, утверждает легенда. Те из "неприсоединившихся", кто склонялся к Люциферу, заключены были в особые темницы до Судного Дня. Те же, кто склонялся больше к Богу, но в открытую борьбу с силами зла не вступил, - посланы были с Небес на землю как бы в изгнание, причем одни пребывают в Земном раю, другие - в различных местах Земли, населенных людьми. Здесь они должны "претерпеть некоторые муки" до конца мира, после чего они будут прощены и возвращены на Небо. Этих "нейтральных" изгнанников можно иногда видеть. Часто люди видят их в больших количествах; с виду похожие на женщин, они танцуют и играют в темноте. Они зовутся эльфами и часто приходят в города; день обычно проводят в лесах, ночь же - на высоких холмах. Это - злосчастные духи, изгнанные с Небес. И в Судный день многие из них обрящут покой".
Во всяком случае, хочу сказать одно, читатель: не во всех память о прошлом исчезла безвозвратно. Впереди - новое тысячелетие, новая эпоха. Чьим станет это время, судить не нам. Но что, если пришло время по крупицам собрать осколки старой памяти, и, наконец, открыть правду эльфам о том, что они - не просто легенда?
[/cut]
[cut noguest=Леонид Кораблев, (Предисловие к книге) Из рассказов о древнеисландском колдовстве и Сокрытом Народе ЭЛЬФЫ - ОСТАЛИСЬ В ИСЛАНДИИ?]
Леонид Кораблев,
(Предисловие к книге)
"Из рассказов о древнеисландском колдовстве и Сокрытом Народе"
"ЭЛЬФЫ - ОСТАЛИСЬ В ИСЛАНДИИ?"
Относительная удаленность островной Исландии от непрекращающегося брожения умов Средневековой Европы помогла как бы "законсервировать" на века целый ряд старых континентальных традиций, одной из которых ( помимо сохранения бесценных германских мифов и саг) является alfa-truin - "вера в истинное ( не только на бумаге или в воображении) существование эльфов или Huldifolk a, т.е. Сокрытого народа, как начали называть их там не то с 14-го, не то с 15 века.
Для европейской и американской публики термин "эльф" сейчас настолько лишен своего первичного смысла, что лучше бы было, наверное, изобрести какой-нибудь новый ; ведь уже с 8-9 веков под определение слова "эльф" подпало невообразимое количество мифологической чепухи, как-то: дверги-гномы, русалки, инкубы-суккубы, домовые и т.д. В Исландии уже в 9-12 веках alfr (эльф) стал обозначать скорее все "колдовское", чем "эльфийское"; позже неожиданно появилось второе его значение "болван"(?!) Но все ж таки, к 16-17 веку название это опять обрело наполовину свой наиболее древний смысл и достаточно пролистнуть сейчас лишь несколько исландских словарей, чтобы по особенным терминам с элементом alf- в них составить себе на первых порах уже хоть и небольшое, но цельное представление об основных чертах традиции, связанных там с эльфо-культурой, к примеру, это: ( уже упомянутое) alfa-truin- вера в существование эльфов; alfa-blot - ритуалы, связанные с призывом эльфов на помощь; alfa-danz- танцы, которые эльфы устраивают на Рождественскую ночь или в Новый год; alf-holl- холм( скала), где обитают эльфы; alfa- baekur( или alfa-runir)- особый род эльфийских книг мудрости; alf-heimur- сокрытый мир эльфов; alfa-reid - конные процессии эльфов; alfa-brautir (или же alfa-konufar) - следы на воде, которые отмечают путь невидимых рыбацких лодок эльфов, и т.д.
Однако, самое примечательное в исландских рассказах об эльфах то, что они не являются ( большей частью) выдуманным фольклором ( то есть сказками-небычками или "то говорили наши деды, а им сказывали их отцы"; для этого есть специальный термин aevintyri), однако они ( особенно переведенные здесь) имеют значение свидетельств о действительно произошедших встречах или столкновениях живых, конкретных людей с эльфами, с подробным указанием реальных мест, где события эти имели место с упоминанием не только настоящих имен людей-участников (или свидетелей), но так же и с долгим перечнем всей их родни (далекой и близкой). Язык этих свидетельств чрезвычайно прост (практически словно язык заурядных следственных протоколов с мест происшествий). И что более интересно - до сих пор еще большинство исландского населения ( т.е 53 процента), к счастью, не отказались от старых традиций и продолжают верить в существование Huldufolk a, непрерывно пополняя старый запас новыми свидетельствами о встречах с эльфами, произошедшими уже в наше время.
Необходимо здесь также сказать несколько слов и о тех людях, чей бескорыстный труд на поприще изучения, описания и сохранения для человечества эльфо-культуры принес им не только боязливое уважение или "сочувственное" равнодушие, но и неожиданно беспощадное гонение.
Одним из наиболее крупных специалистов по эльфам в Исландии был Йоун Гвюдмундссон Ученый, также прозванный "Художник" и "Клыкодел" ( род. 1574г.-ум.1658 г.), оставивший после себя, к сожалению, всего лишь две поздних рукописи-трактата относительно эльфов. Все остальные (более ранние) были у него отняты, сожжены, а сам он, несправедливо обвиненный в занятиях, якобы, черной магией и в ереси, был лишен всего имущества, дважды приговорен к изгнанию, преследуем и едва не расстался с жизнью, если бы не заступились смелые и умные люди. И хотя в следующей, очень коротенькой подборке не приведено ни одно из свидетельств Йоуна , история под названием "Поздний визит эльфы" взята из "Alfa-sqgu-Bok" (т.е. "Книги рассказов об Эльфах"), составленной вторым по величине после Йоуна исландским "Другом эльфов" Олавом Свейнсоном с острова Пюрк-эй (род. 1780 г. - ум. 1845 г.).
Сам Олав был сначала простым бондом (свободным землевладельцем), тоже искренне верил в существование Сокрытого Народа, и в 1830 году, после странствий по всему родному острову, по просьбе друга, записал собранные им свидетельства в одну толстую книгу под известным вам уже названием ("Alfa-sqgu-Bok")
Для того, чтобы собрать эти свидетельства, рассказы, легенды и сказки Йоун Арнасон был вынужден (за отсутствием средств) обратиться к своим бывшим ученикам, рассеянным по всей Исландии, прося их записывать все, что они смогут обнаружить среди простого населения и отправлять затем ему. Из гигантского количества присланных историй он включил в свой сборник 140 историй, в которых говориться о Сокрытом Народе, т.е. эльфах.
Мои переводы с исландского…сделаны мною намеренно большей частью для людей, разделяющих видение нашего мира и философию, изложенную в книгах оксфордского профессора Джона Р.Р. Толкина, автора "Хоббита", "Властелина Колец", "Сильмариллиона" и других прекрасных книг, который детально разработал и в этом вопросе свою позицию, сумев чудом возродить утерянный было для сознания современных людей образ Истинных Эльфов древности (в противовес шекспировским фантазиям в драматургии). Благодаря Толкину, автор этого перевода узнал впервые о существовании такого термина, как Huldufolk, что и помогло ему в конце концов обнаружить самое яркое и полнокровное (из сохранившихся) отражений правды об эльфах, иначе называемых "Эльдар" ("Народ звезд") в трудах самого Профессора.
[/cut]
[cut noguest=Радомир (Юрий Генин) АЛЬВИЙСКАЯ ТЕОРИЯ]
Радомир (Юрий Генин)
АЛЬВИЙСКАЯ ТЕОРИЯ
Терминология: Эльфы = квэнди - род гуманоидных существ нечеловеческой природы, имеющих условно независимое бытие в рамках вторичного мира (Арды) и присутствующие в бытии первичного мира (Земли) только в виде квэнов.
С альвами связаны только лингвистически, вследствие путаницы, невольно созданной проф. Толкином, некорректно употребившим термин "эльфы" для перевода слова "квэнди" на английский язык. Альвы - человеческая раса, характеризуемая следующими расовыми признаками: астеническое телосложение, заостренная форма ушей и заметно увеличенный по сравнению со средним человеческим срок жизни. Ареал первоначального расселения - север и северо-запад Европы. В настоящее время полностью ассимилирована индоевропейской расой (кельты, германцы, в меньшей степени славяне).Суть гипотезы Из исторических (Ветхий Завет) и археологических ("тирольский человек")источников известно, что продолжительность жизни человека допотопных времен(и первых послепотопных поколений) значительно превышала срок жизни современного человека. Однако позже эта продолжительность существенно сократилась, по ряду предположений, вследствие необходимости для человека приспосабливаться к изменившимся после потопа условиям окружающей среды. Часть ветвей развития, как предполагают эти исследователи, оказались тупиковыми - сейчас останки представителей этих ветвей называют "неандертальцами", "питекантропами" и иными "переходными звеньями". Предположение: существует ненулевая вероятность, что некая ветвь человечества сумела приспособиться к окружающим условиям, сохранив изначальный продолжительный срок жизни, но лишившись возможности (либо желания) к неограниченному размножению. Скорее всего, эта раса родственна семитской либо иафетианской (либо представляет собой их раннее смешение). Представители этой расы (далее "альвы"), наряду с предками палеоевропейских народов (или несколько ранее их) заселили северную и северо-западную Европу, населяя ее вплоть до появления кельтских и германских племен. Под их натиском альвы были частично уничтожены, частично ассимилированы, частично заселили труднодоступные и труднопроходимые места, непригодные для жизни примитивных племен, но допускавшие существование более развитой культуры. Поскольку для примитивных племен, не имеющей письменной традиции, характерна мифологизация истории, вскоре сведения о прежнем населении Европы и о ее завоевании перемешались с привнесенной пришельцами индоевропейской мифологией, каковая в свою очередь была сложным конгломератом из фантазии, истории, смутных воспоминаний об Ангелах и Боге, шаманских и магических культов, контактов со злыми духами... Словом, сборная солянка, такая же, какая была у полинезийцев с их мифологией про Тики, у ацтеков - про Кецалькоатля, у греков - про троянскую войну, у индусов Ланки - про туземное население этого острова, а у японцев - про первых императоров... Таким образом, в западном индоевропейском культурном пространстве возникли легенды про божества "альвийского" происхождения, каковые, как мне представляется, всецело поддерживалась самими альвами, довольно быстро уяснившими себе всю выгоду от того, что их считают богами - во всяком случае, альвы могли быть уверены, что от дальнейших завоевательных войн они себя обезопасили. Следующий этап взаимоотношения индоевропейцев и альвов наступил в тот момент, когда германские и кельтские племена достигли достаточного уровня развития, чтобы заселить земли, на которых располагались поселения альвов. В это время участились случаи ассимиляционных браков (возможно, из этих браков растут ноги у многочисленных легенд о родстве германских и кельтских вождей с богами). Это был второй этап ассимиляции альвов индоевропейцами. Третий этап наступил уже во времена распространения христианства. Часть альвов приняла христианство и достаточно быстро растворилась в массе индоевропейского и романского населения Pax Christiania. Остальные предприняли попытку перенести языческое обожествление альвов в рамки христианского мировоззрения, провозглашая себя по мере личной наглости и фантазии то святыми, то ангелами, то потомками Христа (впрочем, здесь мы чаще видим заимствование восточных ересей, чем изобретение чего-то оригинального). Результатом чего явились ряд западных сект манихейской и гностической направленности (беггарды, катары, богомилы, возможно, поздние тамплиеры). Эти секты попали в поле пристального внимания инквизиции и были уничтожены. Четвертый этап, продолжающийся по сию пору, с альвами как таковыми уже связан опосредованно. Подробное его описание приведено в моем семинарском докладе. Краткая его суть состоит в том, что, обратившись от христианства к язычеству, что классическому, что индоевропейскому, люди соответственно обвернулись от Бога и вступили в контакт с бесами, которые со всей радостью появлялись под личиной хоть муз, хоть русалок, хоть альвов. Разумеется, таких, какими их желали увидеть люди, а люди строили свое представление об альвах на основе известных мифов и сказок. Достоинства гипотезы: не противоречит православной вере; объясняет исторические сведения; выводит "эльфийский вопрос" из религиозных рамок. Недостатки гипотезы: неубедительна для тех, кто воспринимает "эльфийскийвопрос" как религиозно-эзотерический, т. к. отрицает какой бы то ни было аспект "пробуждения", "осознания", "откровения", "особой миссии" и "необходимости самоопределения" для сегодняшних потомков альвов.[/cut]


...Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе.
Щит и латы, посох и заплаты,
Меру окончательной расплаты
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираем тоже - как умеем.
Ни к кому претензий не имеем.
Каждый выбирает для себя! ©


Сообщение отредактировал sadhaka - Вторник, 08.02.2011, 22:14
 
sadhakaДата: Вторник, 08.02.2011, 22:14 | Сообщение # 12
Умелый игрок
Группа: Администраторы
Сообщений: 548
Награды: 1
Репутация: 22
Статус: Offline
[cut noguest=(Автор неизвестен)О реально существовавших эльфах]
(Автор неизвестен)
О реально существовавших эльфах
Прежде всего у человека слишком не развито воображение, что придумать эльфов, фей, гномов и т.д. Если бы он придумывал их, то они были бы похожи на то, что человек привык видеть вокруг себя. Тем не менее доспехи, в которых расхаживали эльфы Туата де Даннан, были изобретены столь рано, что эта дата теряется в веках, потому что легенды о них начинаются с того периода, когда лучшей защитой считалась собственная ловкость и сила, ну и крепкая шкура. Многие люди полагают, что эльфы -это такие маленькие с крылышками, а феи - это прекрасные девы и не менее прекрасные рыцари. Все как раз наоборот, и мало где встречается точное определение этих двух разных народов. Феями называли эльфийских княжон, хотя назвать эльфийского рыцаря феем довольно коряво. Итак, начнем.
Сказки и легенды о таинственных лесных жителях существуют у всех абсолютно народов и наиболее развились (правда, в разные стороны) у ирландцев и индейцев. В России их превратили в леших и к концу, я так думаю, XII-XIII вв. довольно сильно исказили описание внешнего вида. Скорее всего, это случилось потому, что реальные прототипы ушли из медленно, но верно обживаемых лесов, а вот различные бесенята или демоны, или темные силы (как кому угодно, в общем - нехорошие ребята) остались и превратились в уже злобных леших и русалок и пр. Первоисточник появления названий волшебных ушастиков остается неизвестным. Словами, соответствующими слову "фея", в Испании и Италии были "fada" и "fata". Очевидно, оба они были производными от латинского слова "fatum",то есть судьба, рок, что являлось признанием умения предсказывать и даже управлять человеческой судьбой. Однако во Франции с ним слово "fee" происходит от латинского "fatare" через старофранцузское "feer", означавшее "очаровывать, околдовывать". От этого слова происходит английское "faerie" ."волшебное царство", которое включает в себя искусство колдовства и весь мир, в котором феи существуют. "Fairy" и "Fay", что означает фея, эльф, являются другими производными этого слова-прародителя и относятся только к отдельным существам. Название "эльф" . германско-греческого происхождения, есть еще очень похожее скандинавское "сильф" (уж не знаю эльф ли в сильфа превратился, или сильф в эльфа). Более древнее "alfar" было известно Толкиену в том смысле, что скандинавы тоже подразделяли эльфов на Lioza.Lfar, или Светлых Эльфов, и Doka.Lfar, или Темных Эльфов. Римляне со своими завоеваниями принесли "эльфа" в Британию. Но в Ирландии, соседке Англии, уже существовало другое название . Туата де Даннан (по-другому . Туаха де Даннан) или жители сидов (Дэйон Сайд). Причем любопытна одна деталь: в ирландских легендах прямо говорится, что люди Туата прибыли с каких-то далеких волшебных островов, чтобы избавить остров от злых форморов (по описанию напоминают сильно пострадавших от радиации : лишние руки и ноги, глаза на любом месте, те еще личности). Когда же в Ирландию прибыли люди, то люди Туата начали тихо спускаться под землю, избегая открытого сражения с людьми (быть может потому, что знали, что уничтожат последних в битве . Люди признают за ними первенство в искусстве владения магией, хотя в легендах говорится о сражениях, но очень уж туманно и нет ни одного обособленного сказания о битве с потомками Богини Дану. Вот и подноготная мифов Толкиена ("Сильмариллион") раскрылась. Но, с чем спорить невозможно, раскрыл он эту тему гениально. Я думаю, достаточно многим известно, что сами ирландцы называют свой остров Эйрэ или Эриу. Получил он это название вот как . Армия захватчиков двигалась к столице Ирландии для Туата.- Темре. Они встретили женщину, настолько прекрасную собой, что решили, что это богиня. Она сделала так, что ни один воин не мог сделать ни шага вперед. Ее спросили, почему она их остановила (учитывая, что она могла быть только Туата Де Даннан, довольно наивный вопрос, по-моему). Она назвалась именем Эриу и ответила, что не пропустит их дальше, если они не предложат ей достойного подарка. Ей предлагали сокровища (смешно), но она отказалась. Тогда поэт Аморген, впоследствии ставший великим, произнес: "Эта страна во веки вечные будет называться твоим именем -ЭРИУ". Она их пропустила, потому что это был достойный дар. В конце концов Ирландия была полностью подчинена людям, а Потомки Богини Дану поселились под землей и под водой. Примечательно, что Туата, ставший королем океана - Мананнан Мак-Лейр (т.е. сын Лейра) уж очень похож на Посейдона. Точнее полностью ему идентичен. Разъезжает в колеснице с трезубцем в руках. О существовании Греции тогда еще не знали.
Вообще все историки отмечают похожесть мифов и легенд народов мира, как будто говорится об одних и тех же существах и явлениях, правда, с наложением личных прибавлений рассказчиков, разных менталитетов народов и разных понятий для описания. Индейцы честно признали за этими существами верховенство в природе, называя их духами.
Я не сомневаюсь, что это были эльфы, а ведь они вправду похожи на духов из-за своей бесшумной походки. Исчезают и появляются незаметно, подчиняют себе силы природы, необычайно красивые, светлые и добрые. Кстати, у индейцев были ведь и злые духи, совсем непохожие на добрых. Интересно, кто же это был? Ведь ни в одной легенде не удосужились подробно описать их, а ни один рассказчик не попытался сохранить возможно имевшееся описание для записи. Их называли и гоблинами, и орками, и просто чудищами, чертями и бесами. Я думаю, что в Европе злые существа стали напоминать добрых лишь потому, что люди не приняли однобокости эльфов, гномов и т.д. .Эти могут быть только хорошими. К тому же слишком бросается в глаза, что иногда эльфов почему-то описывали не альбиносами, но красноглазыми. Видимо, это были те самые нелюди, которые научились принимать облик эльфов. Вот и стали люди приписывать собственные грешки чуждым существам, вспомнить хотя бы поведение греческих богов и того же Зевса. Да и остальные не были идеальными. Пожалуй, только египетские боги не были столь человекоподобными, хотя зависть и беспричинный гнев в более поздних и обработанных легендах упоминаются.
Всегда эльфам приписывали безупречную красоту, и почти всегда она приносила им несчастье в столкновениях с людьми. Каждый эльф, мужчина или женщина, был мечтой для человека. Эльфийки встречались и стройные, на современный манер, и полные, на манер эпохи Возрождения, и фигуристые по-деревенски (большая грудь, узкая талия, широкие бедра). Мужчины тоже бывали разные. И горы мускулов, и изящные фехтовальщики, и греческие Аполлоны, сочетающие в себе и то, и другое. Я думаю, что у эльфов были критерии красоты, отличные от человеческих, раз нам они казались и кажутся такими прекрасными. Единственно, что смущало людей во все времена - уши. Причем уши, похоже, попадались разные: побольше, поменьше, с мочкой и без, с маленьким заострением и с длинными отростками. С практической точки зрения такие уши очень способствуют улавливанию звуков, а, следовательно, и хорошему слуху. Также, как широко известно, эльфы весят меньше людей, у них прекрасное зрение, сочетающее свойства орла и кошки, и им всегда благоволила природа. Физически эльфы всегда были развиты безупречно. Даже девушки могли постоять за себя лучше многих мужчин-людей (прообразы скандинавских валькирий). Также подавляющее большинство эльфов были довольно высокого роста, карликов среди них не попадалось вроде бы. Исследователи данного народа теряются в догадках, почему эта раса, во многом превосходившая людей, исчезла с лица Земли. Есть и мистические версии, и материалистические, и антиэльфийские (даже такие!). Уфологи (те, которые увлекаются НЛО) полагают, что эльфы . существа с другой планеты, которым требовалась (и до сих пор требуется . истории о похищениях инопланетянами) новая кровь. Замечу, что по моим наблюдениям больше всего подобных побасенок в Америке, где в прошлом не замечалось никаких следов от эльфов, исключая индейских духов, которые почему-то всегда были светловолосыми и светлоглазыми, хотя индейцы таких людей в жизни не видели. Но индейские духи никогда не показывались белым людям, а со временем истребления индейцев (не обольщайтесь насчет резерваций . зверская выдумка, на мой взгляд) вообще исчезли из поля зрения. Исключительно редко появляются сообщения о встрече с удивительно красивыми существами в очень заброшенных местностях, которых теперь принимают за разновидность инопланетян.Итак, на основе своих знаний, утверждаюсь в том, что эльфы творения исключительно нашей матушки Земли. Мистики полагают, что предназначения эльфов . подготовить и обжить планету для людей, следить за нами, чтобы не натворили чего-нибудь, и воспитывать в нас духовность. Эта версия наиболее подходит, по-моему.
Заметьте, как только они исчезли, планета начала медленно погибать. С другой стороны, такое мнение ставит эльфов ниже людей, когда они очень даже достойны быть наравне с нами. Некоторые историки пишут, что ?так называемые эльфы были потомками людей с исчезнувших материков Атлантиды и Лемурии?. Этим и объясняется их совершенство в технике и искусстве. Но это не объясняет их относительного застоя: хроники и легенды не свидетельствуют о наличии технократического прогресса у эльфов. Людям это не свойственно, что доказано нашей историей. Так что и эта версия отпадает. Некоторые думают, что эльфы были лишь продуктом жизнедеятельности людей и глюками наевшихся поганок и мухоморов, отходами психической жизнедеятельности. С другой стороны, также обзывают и русалок, но их встречали и в современности люди не тоскующие по женщинам. И встречали ведь не только девушек, но и мужчин. А подозревать наших строителей, рыбаков и пограничников в гомосексуализме немного оскорбительно и безосновательно. Но вернемся к нашим баранам, то бишь эльфам. Религии мира (христианство и мусульманство) считают эльфов поганью и нечистью, демонами и бесовскими отродьями. Это, мягко говоря, заблуждение, потому что эльфами часто называют действительно представителей темных сил ( а также лешими, феями и так далее). Настоящие эльфы снисходительно относились к человеческой религии и нисколько не страшились ее атрибутов. Правда, про мусульман я слишком мало знаю, чтобы судить об упоминаниях эльфов в Коране (если таковые есть), и их борьбе с ними. Кстати, по одной из легенд именно эльфы были хранителями Святого Грааля до попадания последнего в Камелот и после смерти Артура (или когда исчез Грааль, точного содержания легенды я не помню).
Итак, происхождение эльфов определить пока не удается (даже если правы ирландцы, заявляющие, что эльфы прибыли с каких-то далеких островов, то получается, что эльфы . действительно атланты и лемурийцы, что невероятно и невозможно).
Определить их обычаи и традиции, культуру еще сложнее, потому что никто не бывал в их таинственных чертогах. Лишь некоторые легенды упоминают об этом, и почему-то всегда в материале зданий фигурирует стекло (в более древних сказаниях . алмазы и хрусталь, естественно). Плюс чудесные сады и диковинные животные, которым запрещено вылезать за пределы эльфийских миров, дабы не напугать людей. Также отмечу, что некоторые сказания упоминают о том, что эльфам будто бы нравится белый цвет: в их лесах живут белые олени, белые лисицы, всегда белые зайцы, то есть большинство животных у них. альбиносы, высокопоставленные особы одеваются у них в белое или серебристое. Что ж, может быть, но сами они альбиносами не были. Особенностью их жизни, как я заметила, . это полное подчинение законам волшебства. Иногда эльфы не использовали магию, даже для своего спасения, хотя могли бы. Существует очень грустная легенда о проклятом воине-эльфе. Очень его жалко, но там не сказано, за что его прокляли, поэтому не могу ничего сказать определенного о законах эльфийского мира. К концу своего пребывания в нашем мире эльфы начали обращаться за помощью к людям: принять роды (самое знаменитое), что-то достать или принести. Эльфы ослабели, точнее, ушли великие из них и сними исчезла большая часть их силы, я думаю. Ушли же великие видимо на таинственный остров Авалон (остров Валинор...) или еще куда-то. Есть сказание о том, как Тейгью, наследник Мюнстера, что на западе Ирландии, отправился в морское путешествие, и, преодолев полосу странных туманов, попал на волшебный остров, где получил несколько магических подарков. Похоже, что он побывал на подобии Авалона. Эльфы, судя по легендам, жили вечность, лишь иногда меняя ее на смертность и любовь.
Но слишком часто люди приносили гибель или невыносимые боль и страдания уществам, которые ради них бросили свою родину. Все это происходило из-за боязни, что те вернулись к волшебству. Люди и не догадывались, что эльфы физически не могли этого сделать. Вот мы и коснулись этой действительно больной темы . эльфы и люди. Если судить по старинным легендам и сказаниям, то люди чаще всего сами навлекли на себя неприятности, нарушая запреты, которые существовали еще до их появления на Земле, или просто делая то, чего делать не следовало бы. Например, отправляются гулять в зачарованный лес и, натыкаясь на спящую эльфийку, целуют ее... После чего всю оставшуюся жизнь проклинают эльфов. Глупо, не правда ли? Вся проблема в том, что люди не понимали волшебных существ, а из-за этого боялись их, считая злом даже добрых.
Старая легенда говорит о том, как в одной болгарской деревне испортилась колодезная вода, а приличных речек рядом не было. Чистая, невинная девушка на свой страх и риск отправилась в волшебный лес, нашла там единорога и подружилась с ним. Потом она рассказала ему о своей беде, и он согласился прийти в деревню и очистить везде воду. Но когда девушка привела чудное создание, то крестьяне, вспомнив, что рог единорога стоит очень дорого, связали ?спасительницу? и убили животное. Эта история, на мой взгляд, очень хорошо иллюстрирует отношение людей к волшебству. Выйти из этого положения нормальными способами возможности не было, и все чудесные существа исчезли из нашего мира, спасая свои жизни. Вот так...
Надеюсь, что отношение людей к эльфам, феям, гномам, кентаврам и единорогам изменилось, благодаря стараниям писателей-фантастов в общем, и Толкиеновским трудам в частности.
[/cut]

Источник: http://elfheim.ru/elfi2.htm


...Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе.
Щит и латы, посох и заплаты,
Меру окончательной расплаты
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираем тоже - как умеем.
Ни к кому претензий не имеем.
Каждый выбирает для себя! ©
 
sadhakaДата: Суббота, 12.02.2011, 17:45 | Сообщение # 13
Умелый игрок
Группа: Администраторы
Сообщений: 548
Награды: 1
Репутация: 22
Статус: Offline
Р. Киплинг. Заповедь

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех.
Верь сам в себя, наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех.
Пусть час не пробил, жди не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них
Умей прощать и не кажись прощая,
Великодушней и мудрей других
Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив.
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена, и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.
Умей поставить в радостной надежде
На карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть, и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том;
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело
И только Воля говорит: «Иди!»
Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и с друзьями,
Пусть все, в свой час считаются с тобой.
Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег, –
Тогда весь мир ты примешь, как владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!


...Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает по себе.
Щит и латы, посох и заплаты,
Меру окончательной расплаты
Каждый выбирает по себе.

Каждый выбирает для себя.
Выбираем тоже - как умеем.
Ни к кому претензий не имеем.
Каждый выбирает для себя! ©
 
FrodoДата: Воскресенье, 20.03.2011, 14:48 | Сообщение # 14
Игрок
Группа: Администраторы
Сообщений: 866
Награды: 1
Репутация: 11
Статус: Offline
Пока искал материал про драконов наткнулся на статью Урсулы Ле Гуин "Почему американцы боятся драконов". Хоть речь там и об американца, я не сказал, что в этом вопросе мы, да и все остальные, далеко от них ушли (ну, быть может, исключая восток, хотя это тдельная тема, должно быть).

[cut]Меня часто просят: «Расскажите что-нибудь о фэнтези»... Один мой друг в ответ на подобную просьбу сказал: «Хорошо. Я расскажу вам нечто фантастическое. Десять лет назад я пришел в читальный зал библиотеки такого-то города и попросил „Хоббита“. Библиотекарша ответила: „Мы держим эту книгу только во взрослом зале, поскольку не считаем, что эскапизм хорош для детей“. Мы с другом и посмеялись, и содрогнулись, и совместно пришли к выводу, что за последние десять лет многое изменилось.
Такого рода нравственную цензуру сейчас в детских библиотеках встретишь редко. Hо если детские библиотеки стали оазисами в пустыне, то это еще не означает, что сама пустыня исчезла. Все еще есть люди, разделяющие точку зрения этой библиотекарши, простодушно выразившей глубоко укорененное в американском характере нравственное неодобрение фантазии, неодобрение столь мощное и зачастую столь агрессивное, что причиной и основой его можно считать только страх.
Итак: почему же американцы боятся драконов? Прежде, чем пытаться ответить на вопрос, следует заметить, что драконов боятся не только американцы. Подозреваю: почти все народы, обладающие высокоразвитыми технологиями, в той или иной степени настроены против фэнтези. В некоторых национальных литературах, как и в нашей, в последние несколько столетий нет традиции взрослой фэнтези — например, во французской. Hо в немецкой литературе много фэнтези, как и в английской. В Англии ее любят, и там она лучше, чем где-либо еще. Поэтому страх перед драконами не просто западный или технологический феномен.
Hо мне бы не хотелось вдаваться в серьезные исторические проблемы; я собираюсь говорить о современных американцах, о единственном народе, знакомом мне настолько, чтобы размышлть о нем. Задавшись вопросом, почему американцы боятся драконов, я начала понимать, что очень многие настроены не только против фэнтези, но и вообще против художественной литературы. У нас традиция рассматривать любые плоды творческого воображени либо как нечто подозрительное, либо как нечто недостойное. „Романы читает моя жена. У меня нет на это времени“. „Подростком читал эту научно-фантастическую чепуху, но сейчас, конечно, в руки не возьму“. „Сказки — это для детей. Я живу в реальном мире“. Кто так говорит? Кто отвергает „Войну и мир“, „Машину времени“, „Сон в летнюю ночь“ столь решительно и самоуверенно? Боюсь, что это „простой человек“, трудолюбивый тридцати-сорокалетний американец — основа и опора нашей страны.
Такое полное отрицание художественной литературы связано с несколькими присущими американцам чертами: нашим пуританством, нашей трудовой этикой, нашей склонностью искать во всем выгоду и даже сексуальными нравами. „Война и мир“ или „Властелин колец“ читают не ради конкретной пользы, а ради удовольствия. А если полагать это чтением в целях „образования“ или „самоусовершенствования“, то в пуританской системе ценностей его нельзя расценить иначе, как потакание своим желаниям или эскапизм. „Ради удовольствия“ — для пуританина это не ценность, а напротив, грех.
Равным образом в системе ценностей дельцов, если действие не приносит немедленной, ощутимой выгоды, ему вообще нет оправдания. Получается, что единственно, кому извинительно читать Толстого или Толкина, это учителю английского, поскольку ему за это платят. Hо наш делец может позволить себе прочитать время от времени бестселлер — не потому, что книга ему нравится, но из-за того, что она бестселлер, что означает успех, то есть деньги.
Для подверженного своеобразной мистике разума менялы это оправдывает существование книги, а читая бестселлер, он может в какойто мере разделять власть и силу успеха. Кстати, что это, если не магия? Последний компонент, сексуальный, более сложен. Hадеюсь, меня не сочтут сексисткой, если я скажу, что в нашей культуре, по моему мнению, отрицательное отношение к художественной литературе характерно в основном для мужчин. Американские мальчики и мужчины, как правило, вынуждены подчеркивать свою мужественность, отказываясь от некоторых черт, от некоторых человеческих благ и возможностей, которые наша культура определяет как „женские“ или детские». И одна из этих черт или возможностей — способность человека к воображению, причем способность сущностная.
Прекрасно, значит с полным правом могу оставить слова: «сущностная способность человека». Hо следует сузить определение, чтобы оно соответствовало нашей теперешней теме. Под воображением, следовательно, понимаю свободную игру ума, как интеллектуальную, так и чувственную. Под «игрой» — восстановление, воссоздание, образование комбинаций известного, в результате чего возникает нечто новое. Под «свободной» понимаю то, что действие совершается без стремления к немедленной выгоде — спонтанно. Это не означает, однако, что за свободной игрой ума не стоит некая задача; более того, задача может оказаться вполне серьезной. Детские творческие игры, несомненно, являют собой упражнения в действиях и эмоциях взрослой жизни; ребенок, который не играет, не станет зрелым человеком. Что же касается свободной игры взрослого ума, ее плодом может стать «Война и мир» или теория относительности.
Быть свободным вовсе не значит быть недисциплинированным. Дисциплина воображения на деле может стать основным методом как искусства, так и науки. Hаше пуританское убеждение, что дисциплина есть подавление или наказание, приводит к неверному толкованию.
Дисциплинировать что-либо — в правильном понимании этого слова — означает не подавлять, а воспитывать: поощрять рост, и действие, и плодоношение, будь то персиковое дерево или человеческий разум. Я думаю, что огромное большинство американцев обучено обратному. Их выучили подавлять свое воображение, отказываться от него как от чего-то детского или женоподобного, нерентабельного и, возможно, грешного.
Они научились бояться воображения, но их никогда не учили его дисциплинировать. Впрочем, сомневаюсь, что воображение может быть подавлено. Если его с корнем вырвать у ребенка, из ребенка вырастет овощ. Hо если воображение отвергать и презирать, оно одичает и ослабнет, деформируется. В лучшем случае человек с таким воображением станет просто эгоцентричным мечтателем, в худшем — будет принимать желаемое за действительное, а это весьма опасное занятие, если предаваться ему всерьез.
В прежние, истинно пуританские времена единственным разрешенным чтением была Библия. Теперь при нашем мирскорм пуританстве человек, отказывающийся читать романы, потому что это не мужское зантие или потому что они не правдивы, скорее всего, станет смотреть кровавые детективы-триллеры по телевидению, или перелистывать банальные вестерны и спортивные журналы, или увлечется порнографией, начина с «Плейбоя» и кончая совсем уж низкопробными образчиками той же продукции. Его заставлет это делать истощенное, жаждущее пищи воображение. Hо он может логически обосновать свой выбор, утверждая, что это чтение реалистическое — ведь секс действительно есть, и на свете живут преступники и баскетболисты, а раньше жили ковбои. Попутно он заметит, что такое чтение — для мужчин. То, что эти жанры лишены какого бы то ни было своеобразия, совершенно бесплодны, скорее послужит такому человеку поддержкой, чем покажется недостатком. Если бы они были подлинно реалистичными, то есть подлинно выдуманными, образными, он бы их боялся. Поддельный реализм — это эскапистское чтение нашего времени. Hу а самое эскапистское чтение, шедевр совершенной нереалистичности — ежедневные отчеты биржевого рынка.
Что можно сказать о жене такого человека? Вероятно, ей не обязательно подавлять собственное воображение, чтобы играть ту роль в жизни, которая ей предназначается, но она тоже не обучена дисциплинировать свое воображение. Ей дозволяется читать романы и даже фантастику. Hо без тренировки и без поддержки ее воображение чаще всего довольствуется весьма скудной пищей, которую для замены подлинно художественных творений беспрерывно и в больших количествах поставляют потогонные «художественные» предприятия общества: это мыльные оперы, дамские романы, сентиментальные исторические романы и прочая ерунда, вызывающая большие сомнения в пользе воображения.
В чем же тогда польза воображения? Мне кажется, происходит ужасная вещь: трудолюбивый, честный, уважаемый гражданин, вполне взрослый и даже образованный человек боится драконов, страшится хоббитов и досмерти пугается фей. Это забавно, но в то же врем внушает страх. Что-то здесь не так. Я не знаю, что можно с этим поделать, кроме как постараться дать честный ответ на вопрос такого человека, хотя этот вопрос часто задается самым агрессивным и высокомерным тоном: «Какая польза от всего этого? Драконы, и хоббиты, и маленькие зеленые человечки — какой от них толк?» Самый правдивый ответ, к сожалению, этот человек даже не станет слушать. Просто не услышит. А самый правдивый ответ таков: «Польза в том, чтобы дать вам радость и наслаждение». «У меня на это нет времени», — отввчает он, заглатывая таблетку от язвы и торопясь на поле для гольфа. Тогда попробуем достаточно близкий к правдивому ответ. Скорее всего, он будет принят ненамного лучше, но звучит так: «Польза художественной литературы в том, что она помогает вам лучше понять ваш мир, ваших товарищей, ваши собственные чувства и собственную судьбу». Боюсь, он возразит: "В прошлом году я получил прибавку к зарплате, я в состоянии дать своей семье все самое лучшее, у нас два автомобиля и цветной телевизор последней модели. Я и так все понимаю в этом мире! " И он прав, неоспоримо прав — если это то, чего он хочет, и все, чего он хочет. Читая о препятствиях, которые преодолевает хоббит, чтобы бросить зловещее волшебное кольцо в жерло придуманного автором вулкана, вы приобретаете то, что имеет мало общего с вашим социальным статусом, или материальным благополучием, или доходами.
Hа самом деле если свзь и существует, то негативная. Есть обратное соотношение между фантазией и деньгами. Это закон, известный экономистам как «закон Ле Гуин». Если вам нужен разительный пример закона Ле Гуин, попробуйте подвезти кого-нибудь из «голосующих» на дороге людей, у которых нет ничего, кроме рюкзака, гитары, пышной шапки волос, улыбки и поднятого большого пальца. Вы обнаружите, что эти бродяги читали «Властелина колец» — некоторые из них знают книгу практически наизусть.
Теперь возьмем Аристотеля Онассиса или Жана Пола Гетти: можете себе представить, что у этих людей в любом возрасте, при любых обстотельствах было чтото общее с хоббитом? Выведем мой пример за рамки экономики: вы когда-нибудь замечали, как мрачно мистер Онассис, и мистер Гетти, и все остальные миллионеры выглядят на фотографиях? У них странный, измученный взгляд, словно они голодны, словно они жаждут чего-то, словно они что-то потеряли и пытаются понять, куда это делось и что это было.
Может быть, собственное детство? Теперь несколько моих собственных слов в защиту воображения, в частности, в защиту художественной литературы и, еще более в частности, в защиту волшебной сказки, легенды, фэнтези, научной фантастики и остальных маргиналий. Я убеждена, что зрелость — не перерастание, а рост; что взрослый — не умерший ребенок, а ребенок выживший. Я убеждена, что все лучшие способности взрослого человека существуют в ребенке и что если эти способности поощрять в юности, то они прекрасно и мудро проявляются во взрослом человеке, но, если их подавлять и отвергать в ребенке, они останавливаются и человек вырастает калекой.
И наконец, убеждена, что одна из наиболее человеческих и человечных способностей — сила воображения; так что наша приятная обязанность как библиотекарей, как учителей, или родителей, или писателей, или просто взрослых — поощрять эту способность к воображению в наших детях, поощрять ее расти свободно, расцветать вечнозеленым лавром, давая ей лучшую, самую лучшую и чистую пищу, какую она только может усвоить. И никогда, ни при каких обстоятельствах не подавлть ее, не насмехаться над ней, не намекать, что она присуща только детям, недостойна мужчины, не истинна.
Разумеется, фантазия истинна. Она не реальна, но истинна. Дети знают это. Взрослые тоже знают — и именно потому боятся фантазии. Они знают, что ее истинность противоречит и даже угрожает всему, что фальшиво, поддельно, что не приносит конкретной пользы в той жизни, в которую они дали себя втянуть. Они боятся драконов, потому что боятся свободы. Я убеждена, что мы должны доверять нашим детям. Hормальные дети не смешивают реальность и фантазию — они смешивают их в гораздо меньшей степени, чем мы, взрослые (как один великий фантаст показал в сказке «Hовое платье короля»). Дети прекрасно знают, что единороги не существуют, но они также знают, что книги о единорогах — если это хорошие книги — истинны. Слишком часто это больше, чем знают их мамы и папы, поскольку, отвергая свое детство, взрослые отрицают половину собственных знаний, и остается только печальный и бесплодный факт: «Единороги не существуют». И этот факт никого никуда не приведет (кроме как в истории, написанной другим великим фантастом, «Единорог в саду», где убежденность героя в нереальности единорогов приводит его прямо в сумасшедший дом). Именно с помощью таких фраз, как: «Жил-был дракон» или «Жил-был в норе под землей хоббит», — с помощью таких прекрасных несуществующих фактов мы, фантастические человеческие существа, сможем прийти своим особым образом к истине.[/cut]


Beyond all towers strong and high,
beyond all mountains steep,
above all shadows rides the Sun
and Stars forever dwell:
I will not say the Day is done,
nor bid the Stars farewell.
 
FrodoДата: Пятница, 08.04.2011, 02:16 | Сообщение # 15
Игрок
Группа: Администраторы
Сообщений: 866
Награды: 1
Репутация: 11
Статус: Offline
Очередная интересная штука, найденная при работе над ВА (правда работе на будущее). На сей раз Хорхе Борхес. Tlön, Uqbar, Orbis Tertius. Не один профессор создавал миры со своей историей, географией, народами, языками...

[cut=Tlön, Uqbar, Orbis Tertius] I

Открытием Укбара я обязан сочетанию зеркала и
энциклопедии. Зеркало тревожно мерцало в глубине коридора в
дачном доме на улице Гаона в Рамос-Мехиа; энциклопедия
обманчиво называется The Anglo-American Cyclopaedia[2]
(Нью-Йорк, 1917) и представляет собою буквальную, но запоздалую
перепечатку Encyclopaedia Britannica[3] 1902 года. Дело было
лет пять тому назад. В тот вечер у меня ужинал Биой Касарес, и
мы засиделись, увлеченные спором о том, как лучше написать
роман от первого лица, где рассказчик о каких-то событиях
умалчивал бы или искажал бы их и впадал во всяческие
противоречия, которые позволили бы некоторым - очень немногим
- читателям угадать жестокую или банальную подоплеку. Из
дальнего конца коридора за нами наблюдало зеркало. Мы
обнаружили (поздней ночью подобные открытия неизбежны), что в
зеркалах есть что-то жуткое. Тогда Биой Касарес вспомнил, что
один из ересиархов Укбара заявил: зеркала и совокупление
отвратительны, ибо умножают количество людей. Я спросил об
источнике этого достопамятного изречения, и он ответил, что оно
напечатано в The Anglo-American Cyclopaedia, в статье об
Укбаре. В нашем доме (который мы сняли с меблировкой) был
экземпляр этого издания. На последних страницах тома XXVI мы
нашли статью об Упсале; на первых страницах тома XXVII -
статью об "Урало-алтайских языках", но ни единого слова об
Укбаре. Биой, слегка смущенный, взял тома указателя. Напрасно
подбирал он все мыслимые транскрипции: Укбар, Угбар, Оокбар,
Оукбар... Перед уходом он мне сказал, что это какая-то область
в Ираке или в Малой Азии. Признаюсь, я кивнул утвердительно, с
чувством некоторой неловкости. Мне подумалось, что эта нигде не
значащаяся страна и этот безымянный ересиарх были
импровизированной выдумкой, которою Биой из скромности хотел
оправдать свою фразу. Бесплодное разглядывание одного из
атласов Юстуса Пертеса укрепило мои подозрения.
На другой день Биой позвонил мне из Буэнос-Айреса. Он
сказал, что у него перед глазами статья об Укбаре в XXVI томе
Энциклопедии. Имени ересиарха там нет, но есть изложение его
учения, сформулированное почти в тех же словах, какими он его
передал, хотя, возможно, с литературной точки зрения менее
удачное. Он сказал: "Copulation and mirrors are abominable"[4].
Текст Энциклопедии гласил: "Для одного из этих гностиков
видимый мир был иллюзией или (что точнее) неким софизмом.
Зеркала и деторождение ненавистны (mirrors and fatherhood are
hateful), ибо умножают и распространяют существующее". Я
совершенно искренне сказал, что хотел бы увидеть эту статью.
Через несколько дней Биой ее принес. Это меня удивило - ведь в
подробнейших картографических указателях "Erdkunde"[1] Риттера
не было и намека на название "Укбар".
Принесенный Биоем том был действительно томом XXVI
Anglo-American Cyclopaedia. На суперобпожке и на корешке
порядковые слова были те же (Тор - Уpc), что и в нашем
экземпляре, но вместо 917 страниц было 921. На этих-то
дополнительных четырех страницах и находилась статья об Укбаре,
не предусмотренная (как читатель наверняка понял) словником.
Впоследствии мы установили, что никаких других различий между
томами нет. Оба (как я, кажется, уже говорил) - перепечатка
десятого тома Encyclopaedia Britannica. Свой экземпляр Биой
приобрел на аукционе.
Мы внимательно прочли статью. Упомянутая Биоем фраза была,
пожалуй, единственным, что там поражало. Все прочее казалось
весьма достоверным, было по стилю вполне в духе этого издания и
(что естественно) скучновато. Перечитывая, мы обнаружили за
этой строгостью слога существенную неопределенность. Из
четырнадцати упомянутых в географической части названий мы
отыскали только три - Хорасан, Армения, Эрзерум, - как-то
двусмысленно включенные в текст. Из имен исторических - лишь
одно: обманщика и мага Смердиса, приведенное скорее в смысле
метафорическом. В статье как будто указывались границы Укбара,
но опорные пункты назывались какие-то неизвестные - реки да
кратеры да горные цепи этой же области. К примеру, мы
прочитали, что на южной границе расположены низменность
Цаи-Хальдун и дельта реки Акса и что на островах этой дельты
водятся дикие лошади. Это значилось на странице 918. Из
исторического раздела (страница 920) мы узнали, что вследствие
религиозных преследований в тринадцатом веке правоверные
скрывались на островах, где до сих пор сохранились их обелиски
и нередко попадаются их каменные зеркала. Раздел "Язык и
литература" был короткий. Одно привлекало внимание: там
говорилось, что литература Укбара имела фантастический характер
и что тамошние эпопеи и легенды никогда не отражали
действительность, но описывали воображаемые страны Млехнас и
Тлен... В библиографии перечислялись четыре книги, которых мы
до сих пор не отыскали, хотя третья из них - Сайлэс Хейзлем,
"History of the Land Called Uqbar"[2], 1874- значится в
каталогах книжной лавки Бернарда Куорича[3]. Первая в списке
"Lesbare und lesenwerthe Bemerkungen ьber das Land Ugbar in
Klein Asien"[4] имеет дату 1641 год и написана Иоганном
Валентином Андрее. Факт, не лишенный интереса: несколько лет
спустя я неожиданно встретил это имя у Де Куинси
("Writings"[1], том тринадцатый) и узнал, что оно принадлежит
немецкому богослову, который в начале XVII века описал
вымышленную общину розенкрейцеров - впоследствии основанную
другими по образцу, созданному его воображением.
В тот же вечер мы отправились в Национальную библиотеку.
Тщетно ворошили атласы, каталоги, ежегодники географических
обществ, мемуары путешественников и историков - никто никогда
не бывал в Укбаре. В общем указателе энциклопедии Бьоя это
название также не фигурировало. На следующий день Карлос
Мастронарди (которому я рассказал об этой истории) приметил в
книжной лавке Корриентеса и Талькауано черные, позолоченные
корешки "Anglo-American Cyclopaedia"... Он зашел в лавку и
спросил том XXVI. Разумеется, там не было и намека на Укбар.

II

Какое-то слабое, все более угасающее воспоминание о
Герберте Эше, инженере, служившем на Южной железной дороге, еще
сохраняется в гостинице в Адроге, среди буйной жимолости и в
мнимой глубине зеркал. При жизни он, как многие англичане, вел
существование почти призрачное; после смерти он уже не призрак
даже, которым был раньше. А был он высок, худощав, с редкой
прямоугольной, когда-то рыжей бородой и, как я понимаю,
бездетный вдовец. Через каждые несколько лет ездил в Англию
поглядеть там (сужу по фотографиям, которые он нам показывал)
на солнечные часы и группу дубов. Мой отец с ним подружился
(это, пожалуй, слишком сильно сказано), и дружба у них была
вполне английская - из тех, что начинаются с отказа от
доверительных признаний, а вскоре обходятся и без диалога. Они
обменивались книгами и газетами, часто сражались в шахматы, но
молча... Я вспоминаю его в коридоре отеля, с математической
книгой в руке, глядящим: на неповторимые краски неба. Как-то
под вечер мы заговорили о двенадцатеричной системе счисления (в
которой двенадцать обозначается через 10). Эш сказал, что он
как раз работает над перерасчетом каких-то двенадцатеричных
таблиц в шестидесятеричные (в которых шестьдесят обозначается
через 10). Он прибавил, что работу эту ему заказал один
норвежец в Риу-Гранди-ду-Сул. Восемь лет были мы знакомы, и он
ни разу не упомянул, что бывал в тех местах... Мы поговорили о
пастушеской жизни, о "капангах"[2], о бразильской этимологии
слова "гаучо", которое иные старики на востоке еще произносят
"гаучо", и-да простит меня Бог! - о двенадцатеричных функциях
не было больше ни слова. В сентябре 1937 года (нас тогда в
отеле не было) Герберт Эш скончался от разрыва аневризмы. За
несколько дней до смерти он получил из Бразилии запечатанный и
проштемпелеванный пакет. Это была книга ин-октаво. Эш оставил
ее в баре, где - много месяцев спустя - я ее обнаружил. Я
стал ее перелистывать и вдруг почувствовал легкое
головокружение - свое изумление я не стану описывать, ибо речь
идет не о моих чувствах, а об Укбаре и Тлене и Орбис Терциус.
Как учит ислам, в некую ночь, которая зовется Ночь Ночей,
распахиваются настежь тайные врата небес и вода в кувшинах
становится слаще; доведись мне увидеть эти распахнутые врата, я
бы не почувствовал того, что почувствовал в этот вечер. Книга
была на английском, 1001 страница. На желтом кожаном корешке я
прочел любопытную надпись, которая повторялась на суперобложке:
"A First Encyclopaedia of Tlцn, vol. XI. Hlaer to Jangr"[1].
Год и место издания не указаны. На первой странице и на листке
папиросной бумаги, прикрывавшем одну из цветных таблиц,
напечатан голубой овал со следующей надписью: "Orbis Tertius".
Прошло уже два года с тех пор, как в томе некоей пиратски
изданной энциклопедии я обнаружил краткое описание вымышленной
страны, - ныне случай подарил мне нечто более ценное и
трудоемкое. Ныне я держал в руках обширный, методически
составленный раздел со всей историей целой неведомой планеты, с
ее архитектурой и распрями, со страхами ее мифологии и звуками
ее языков, с ее властителями и морями, с ее минералами и
птицами и рыбами, с ее алгеброй и огнем, с ее богословскими и
метафизическими контроверсиями. Все изложено четко, связно, без
тени намерения поучать или пародийности.
В Одиннадцатом Томе, о котором я рассказываю, есть отсылка
к предыдущим и последующим томам. Нестор Ибарра в статье в "N.
R. F."[2], ставшей уже классической, отрицает существование
этих других томов; Эсекиель Мартинес Эстрада и Дрие ла Рошель
опровергли - и, вероятно, с полным успехом - его сомнения.
Однако факт, что покамест самые усердые розыски ничего не
дают. Напрасно мы перевернули библиотеки обеих Америк и Европы.
Альфонсо Рейес, устав от этих дополнительных трудов
детективного свойства, предлагает всем сообща приняться за дело
воссоздания многих недостающих пухлых томов: ex ungue
leonem[3]. Полушутя-полусерьезно он подсчитал, что тут хватит
одного поколения "тленистов". Этот смелый вывод возвращает нас
к основному вопросу: кто изобретатели Тлена? Множественное
число здесь необходимо, потому что гипотеза об одном
изобретателе - этаком бесконечном Лейбнице, трудившемся во
мраке неизвестности и скромности, - была единодушно
отвергнута. Вероятней всего, этот brave new world[4] -
создание тайного общества астрономов, биологов, инженеров,
метафизиков, поэтов, химиков, алгебраистов, моралистов,
художников, геометров... руководимых неизвестным гением. Людей,
сведущих в этих различных науках, есть множество, однако мало
есть способных к вымыслу и еще меньше способных подчинить
вымысел строгому систематическому плану. План этот так обширен,
что доля участия каждого бесконечно мала. Вначале полагали,
будто Тлен - это сплошной хаос, безответственный разгул
воображения; теперь известно, что это целый мир и что
сформулированы, хотя бы предварительно, управляющие им
внутренние законы. Кажущиеся противоречия Одиннадцатого Тома -
это, могу уверить, краеугольный камень доказательства
существования и других томов - такая явная, четкая
упорядоченность соблюдена в его изложении. Популярные журналы,
с извинительным для них увлечением, сделали общим достоянием
зоологию и топографию Тлена - думаю, что прозрачные тигры и
кровавые башни, пожалуй, не заслуживают постоянного внимания
всех людей. Попрошу лишь несколько минут, чтобы изложить
концепцию мира в Тлене.
Юм заметил - и это непреложно, - что аргументы Беркли не
допускают и тени возражения и не внушают и тени убежденности.
Это суждение целиком истинно применительно к нашей земле и
целиком ложно применительно к Тлену. Народы той планеты от
природы идеалисты. Их язык и производные от языка - религия,
литература, метафизика - предполагают исходный идеализм. Мир
для них-не собрание предметов в пространстве, но пестрый ряд
отдельных поступков. Для него характерна временная, а не
пространственная последовательность. В предполагаемом
Ursprache[1] Тлена, от которого происходят "современные" языки
и диалекты, нет существительных, в нем есть безличные глаголы с
определениями в виде односложных суффиксов (или префиксов) с
адвербиальным значением. Например: нет слова, соответствующего
слову "луна", но есть глагол, который можно было бы перевести
"лунить" или "лунарить". "Луна поднялась над рекой" звучит
"хлер у фанг аксаксаксас мле" или, переводя слово за словом,
"вверх над постоянным течь залунело".
Вышесказанное относится к языкам южного полушария. В
языках полушария северного (о праязыке которых в Одиннадцатом
Томе данных очень мало) первичной клеткой является не глагол, а
односложное прилагательное. Существительное образуется путем
накопления прилагательных. Не говорят "луна", но
"воздушное-светлое на темном-круглом" или "нежном-оранжевом"
вместо "неба" или берут любое другое сочетание. В избранном
нами примере сочетания прилагательных соответствуют реальному
объекту - но это совершенно не обязательно В литературе
данного полушария (как в реальности Мейнонга) царят предметы
идеальные, возникающие и исчезающие в единый миг по требованию
поэтического замысла. Иногда их определяет только
одновременность. Есть предметы, состоящие из двух качеств -
видимого и слышимого: цвет восхода и отдаленный крик птицы.
Есть состоящие из многих: солнце и вода против груди пловца;
смутное розовое свечение за закрытыми веками, ощущения
человека, отдающегося течению реки или объятиям сна. Эти
объекты второй степени могут сочетаться с другими; с помощью
некоторых аббревиатур весь процесс практически может быть
бесконечен. Существуют знаменитые поэмы из одного огромнейшего
слова. В этом слове интегрирован созданный автором "поэтический
объект". Тот факт, что никто не верит в реальность
существительных, парадоксальным образом приводит к тому, что их
число бесконечно. В языках северного полушария Тлена есть все
имена существительные индоевропейских языков - и еще много
сверх того.
Можно без преувеличения сказать, что классическая культура
Тлена состоит всего лишь из одной дисциплины-психологии. Все
прочие ей подчинены. Я уже говорил что обитатели этой планеты
понимают мир как ряд ментальных процессов, развертывающихся не
в пространстве, а во временной последовательности. Спиноза
приписывает своему беспредельному божеству атрибуты
протяженности и мышления; в Тлене никто бы не понял
противопоставления первого (характерного лишь для некоторых
состояний) и второго - являющегося идеальным синонимом
космоса. Иначе говоря: они не допускают, что нечто
пространственное может длиться во времени. Зрительное
восприятие дыма на горизонте, а затем выгоревшего поля, а затем
полупогасшей сигары, причинившей ожог, рассматривается как
пример ассоциации идей.
Этот тотальный монизм, или идеализм, делает всякую науку
неполноценной. Чтобы объяснить (или определить) некий факт,
надо связать его с другим; такая связь, по воззрениям жителей
Тлена, является последующим состоянием объекта, которое не
может изменить или пояснить состояние предшествующее. Всякое
состояние ума ни к чему не сводимо: даже простой факт называния
- id est[1] классификации - приводит к искажению. Отсюда
можно было бы заключить, что в Тлене невозможны науки и даже
просто рассуждение. Парадокс заключается в том, что науки
существуют, и в бесчисленном количестве. С философскими
учениями происходит то же, что с существительными в северном
полушарии. Тот факт, что всякая философия - это заведомо
диалектическая игра, некая Philosophie des Als Ob[2],
способствовал умножению систем. Там создана пропасть систем
самых невероятных, но с изящным построением или сенсационным
характером. Метафизики Тлена не стремятся к истине, ни даже к
правдоподобию - они ищут поражающего. По их мнению, мета
физика - это ветвь фантастической литературы. Они знают, что
всякая система есть не что иное, как подчинение всех аспектов
мироздания какому-либо одному.
Даже выражение "все аспекты" не годится, ибо предполагает
невозможное сочетание мига настоящего и мигов прошедших. Также
недопустимо и множественное число- "миги прошедшие", -ибо
этим как бы предполагается невозможность иного представления...
Одна из философских школ Тлена пришла к отрицанию времени: по
ее рассуждению, настоящее неопределенно, будущее же реально
лишь как мысль о нем в настоящем[1]. Другая школа заявляет, что
уже "все время" прошло и наша жизнь - это туманное
воспоминание или отражение - конечно, искаженное и изувеченное
- необратимого процесса. Еще одна школа находит, что история
мира - а в ней история наших жизней и мельчайших подробностей
наших жизней - записывается неким второстепенным богом в
сговоре с демоном. Еще одна - что мир можно сравнить с теми
криптограммами, в которых не все знаки наделены значением, и
истинно только то, что происходит через каждые триста ночей.
Еще одна - что, пока мы спим здесь, мы бодрствуем в ином мире,
и, таким образом, каждый человек - это два человека.
Среди учений Тлена ни одно не вызывало такого шума, как
материализм. Некоторые мыслители сформулировали и его - скорее
пылко, чем ясно, - в порядке некоего парадокса. Чтобы легче
было понять сие непостижимое воззрение, один ересиарх
одиннадцатого века[2] придумал софизм с девятью медными
монетами, скандальная слава которого в Тлене сравнима с
репутацией элеатских апорий. Есть много версий этого
"блестящего рассуждения", в которых указываются различные
количества монет и нахождений; привожу самую распространенную.
"Во вторник Х проходит по пустынной дороге и теряет девять
медных монет. В четверг Y находит на дороге четыре монеты,
слегка заржавевшие из-за случившегося в среду дождя. В пятницу
Z обнаруживает на дороге три монеты. В ту же пятницу утром Х
находит две монеты в коридоре своего дома". Ересиарх хотел из
этой истории сделать вывод о реальности - id est непрерывности
бытия - девяти найденных монет. Он утверждал: "Абсурдно было
бы думать, будто четыре из этих монет не существовали между
вторником и четвергом, три монеты - между вторником и вечером
пятницы и две - между вторником и утром пятницы. Логично же
думать, что они существовали - хотя бы каким-то потаенным
образом, для человека непостижимым, - во все моменты этих трех
отрезков времени".
Язык Тлена был не пригоден для формулирования этого
парадокса - большинство так и не поняло его. Защитники
здравого смысла сперва ограничились тем, что отказались верить
в правдоподобие анекдота. Они твердили, что это-де словесное
жульничество, основанное на необычном употреблении двух
неологизмов, не закрепленных обычаем и чуждых строгому
логическому рассуждению, а именно глаголов "находить" и
"терять", заключающих в себе предвосхищение основания, ибо они
предполагают тождество первых девяти монет и последующих. Они
напоминали, что всякое существительное (человек, монета,
четверг, среда, дождь) имеет только метафорическое значение.
Изобличалось коварное описание "слегка заржавевшие из-за
случившегося в среду дождя", где предполагается то, что надо
доказать: непрерывность существования четырех монет между
вторником и четвергом. Объяснилось, что одно дело "подобие" и
другое - "тождество", и было сформулировано некое reductio ad
absurdum[1] или гипотетический случай, когда девять человек
девять ночей подряд испытывают сильную боль. Разве не нелепо,
спрашивали, предполагать, что эта боль всегда одна и та же?[2]
Говорили, что у ересиарха была лишь одна побудительная причина
- кощунственное намерение приписать божественную категорию
"бытия" обычным монетам - и что он то отрицает
множественность, то признает ее. Приводился аргумент: если
подобие предполагает тождество, следовало бы также допустить,
что девять монет - это одна-единственная монета.
Невероятным образом эти опровержения были еще не
последними. Через сто лет после того, как проблема была
сформулирована, мыслитель, не менее блестящий, чем ересиарх, но
принадлежавший к ортодоксальной традиции, высказал чрезвычайно
смелую гипотезу. В его удачном предположении утверждается, что
существует один-единственный субъект, что неделимый этот
субъект есть каждое из существ вселенной и что все они суть
органы или маски божества. Х есть Y и Z. Z находит три монеты,
так как вспоминает, что они потерялись у X; Х обнаруживает две
монеты в коридоре, так как вспоминает что остальные уже
подобраны... Из Одиннадцатого Тома явствует, что полная победа
этого идеалистического пантеизма была обусловлена тремя
основными факторами: первый - отвращение к солипсизму; второй
- возможность сохранить психологию как основу наук; третий -
возможность сохранить культ богов. Шопенгауэр (страстный и
кристально ясный Шопенгауэр) формулирует весьма близкое учение
в первом томе "Parerga und Paralipomena"[3].
Геометрия Тлена состоит из двух слегка различающихся
дисциплин: зрительной и осязательной. Последняя соответствует
нашей геометрии и считается подчиненной по отношению к первой.
Основа зрительной геометрии - не точка, а поверхность. Эта
геометрия не знает параллельных линий и заявляет, что человек,
перемещаясь, изменяет окружающие его формы. Основой арифметики
Тлена является понятие бесконечных чисел. Особая важность
придается понятиям большего и меньшего, которые нашими
математиками обозначаются с помощью > и <. Математики Тлена
утверждают, что сам процесс счета изменяет количество и
превращает его из неопределенного в определенное. Тот факт, что
несколько индивидуумов, подсчитывая одно и то же количество,
приходят к одинаковому результату, представляет для психологов
пример ассоциации идей или хорошего упражнения памяти. Мы уже
знаем, что в Тлене объект познания единствен и вечен.
В литературных обычаях также царит идея единственного
объекта. Автор редко указывается. Нет понятия "плагиат": само
собой разумеется, что все произведения суть произведения одного
автора, вневременного и анонимного. Критика иногда выдумывает
авторов: выбираются два различных произведения - к примеру,
"Дао Дэ Цзин" и "Тысяча и одна ночь", - приписывают их одному
автору, а затем добросовестно определяют психологию этого
любопытного homme de lettres ...[1]
Отличаются от наших также их книги. Беллетристика
разрабатывает один-единственный сюжет со всеми мыслимыми
перестановками. Книги философского характера неизменно содержат
тезис и антитезис, строго соблюдаемые "про" и "контра" любого
учения. Книга, в которой нет ее антикниги, считается
незавершенной.
Многие века идеализма не преминули повлиять на реальность.
В самых древних областях Тлена нередки случаи удвоения
потерянных предметов. Два человека ищут карандаш; первый
находит и ничего не говорит; второй находит другой карандаш, не
менее реальный, но более соответствующий его ожиданиям. Эти
вторичные предметы называются "хренир", и они хотя несколько
менее изящны, зато более удобны. Еще до недавних пор "хрениры"
были случайными порождениями рассеянности и забывчивости.
Трудно поверить, что методическое их создание насчитывает едва
ли сто лет, но так утверждается в Одиннадцатом Томе. Первые
попытки были безрезультатны. Однако modus operandi заслуживает
упоминания. Комендант одной из государственных тюрем сообщил
узникам, что в старом русле реки имеются древние захоронения, и
посулил свободу тем, кто найдет что-нибудь стоящее. За
несколько месяцев до начала раскопок их познакомили с
фотоснимками того, что они должны найти. Эта первая попытка
показала, что надежда и жадность могут помешать: после недели
работы лопатой и киркой не удалось откопать никакого "хрена",
кроме ржавого колеса, из эпохи более поздней, чем время
эксперимента. Эксперимент держали в секрете, а затем повторили
в четырех колледжах. В трех была полная неудача, в четвертом же
(директор которого внезапно скончался в самом начале раскопок)
ученики откопали - или создали - золотую маску, древний меч,
две или три глиняные амфоры и зеленоватый, увечный торс царя с
надписью на груди, которую расшифровать не удалось. Так
обнаружилась непригодность свидетелей, знающих про
экспериментальный характер поисков... Изыскания в массовом
масштабе производят предметы с противоречивыми свойствами;
предпочтение ныне отдается раскопкам индивидуальным, даже
импровизированным. Методическая разработка "хрениров" (сказано
в Одиннадцатом Томе) сослужила археологам неоценимую службу:
она позволила скрашивать и даже изменять прошлое, которое
теперь не менее пластично и послушно, чем будущее. Любопытный
факт: в "хренирах" второй и третьей степени - то есть
"хренирах", производных от другого "хрена", и "хренирах",
производных от "хрена" "хрена", - отмечается усиление
искажений исходного "хрена"; "хрениры" пятой степени почти
подобны ему; "хрениры" девятой степени можно спутать со второй;
а в "хренирах" одиннадцатой степени наблюдается чистота линий,
которой нет у оригиналов. Процесс тут периодический: в "хрене"
двенадцатой степени уже начинается ухудшение. Более удивителен
и чист по форме, чем любой "хрен", иногда бывает "ур" -
предмет, произведенный внушением, объект, извлеченный из
небытия надеждой. Великолепная золотая маска, о которой я
говорил, - яркий тому пример.
Вещи в Тлене удваиваются, но у них также есть тенденция
меркнуть и утрачивать детали, когда люди про них забывают.
Классический пример - порог, существовавший, пока на него
ступал некий нищий, и исчезнувший из виду, когда тот умер.
Случалось, какие-нибудь птицы или лошадь спасали от
исчезновения развалины амфитеатра.
Сальто-Ориенталъ, 1940
Постскриптум, 1947. Я привожу вышеизложенную статью в том
виде, в каком она была напечатана в "Антологии фантастической
литературы" в 1940 году, без сокращений, кроме нескольких
метафор и своего рода шуточного заключения, которое теперь
звучит легкомысленно. Столько событий произошло с того
времени!.. Ограничусь кратким их перечнем.
В марте 1941-го в книге Хинтона, принадлежавшей Герберту
Эшу, было обнаружено написанное от руки письмо Гуннара
Эрфьорда. На конверте стоял почтовый штемпель Оуро-Прето; в
письме полностью разъяснялась тайна Тлена. Начало этой
блестящей истории было положено в некий вечер первой половины
XVII века не то в Люцерне, не то в Лондоне. Было основано
тайное благорасположенное общество (среди членов которого был
Дальгарно, а затем Джордж Беркли) с целью выдумать страну. В
туманной первоначальной программе фигурировали "герметические
штудии", благотворительность и каббала. К этому раннему периоду
относится любопытная книга Андрее. После нескольких лет
совещаний и предварительных обобщений члены общества осознали,
что для воспроизведения целой страны не хватит одного
поколения. Они решили, что каждый из входящих в общество должен
выбрать себе ученика для продолжения дела. Такая
"наследственная" система оказалась эффективной: после двух
веков гонений братство возродилось в Америке. В 1824 году в
Мемфисе (штат Теннесси) один из участников заводит разговор с
миллионером-аскетом Эзрой Бакли. Тот с некоторым презрением
дает ему высказаться - и высмеивает скромность их плана. Бакли
говорит, что в Америке нелепо выдумывать страну, и предложил
выдумать планету. К этой грандиозной идее он прибавил вторую,
плод своего нигилизма[1]: обязательно хранить гигантский
замысел в тайне. В то время как раз были выпущены двадцать
томов Encyclopaedia Britannica; Бакли предлагает создать
методическую энциклопедию вымышленной планеты. Пусть себе
описывают сколько хотят золотоносные горные хребты, судоходные
реки, луга с быками и бизонами, тамошних негров, публичные дома
и доллары, но с одним условием: "Это произведение не вступит в
союз с обманщиком Иисусом Христом". Бакли не верил в Бога, но
хотел доказать несуществующему Богу, что смертные люди способны
создать целый мир. Бакли умер от яда в Батон-Руж в 1828 году; в
1914 году общество вручает своим сотрудникам - а их было
триста - последний том Первой энциклопедии Тлена. Издание это
тайное: составляющие его сорок томов (самое грандиозное
сочинение, когда-либо затеянное людьми) должны были послужить
основой для другого, более подробного, написанного уже не на
английском языке, но на одном из языков Тлена. Этот обзор
иллюзорного мира предварительно и был назван Orbis Tertius, и
одним из его скромных демиургов был Герберт Эш - то ли как
агент Гуннара Эрфьорда, то ли как член общества. То, что он
получил экземпляр Одиннадцатого Тома, как будто подкрепляет
второе предположение. Ну а другие тома? В 1942 году события
разыгрались одно за другим. С особенной четкостью вспоминается
мне одно из первых, и, по-моему, я отчасти почувствовал его
пророческий характер. Произошло оно в особняке на улице Лаприда
напротив светлого, высокого, выходившего на запад балкона.
Княгиня де Фосиньи Люсенж получила из Пуатье свою серебряную
посуду. Из обширных недр ящика, испещренного иностранными
печатями, появлялись изящные неподвижные вещи: серебро из
Утрехта и Парижа угловатой геральдической фауной, самовар.
Среди всего этого живой, мелкой дрожью спящей птицы таинственно
трепетал компас. Княгиня не признала его своим. Синяя стрелка
устремлялась к магнитному полюсу, металлический корпус был
выпуклый, буквы на его округлости соответствовали одному из
алфавитов Тлена. Таково было первое вторжение фантастического
мира в мир реальный. Странно-тревожное совпадение сделало меня
свидетелем и второго случая. Он произошел несколько месяцев
спустя в харчевне одного бразильца в Кучилья-Негра. Аморим и я
возвращались из Санта-Аны. Разлив реки Такуарембо вынудил нас
испытать (и вытерпеть) тамошнее примитивное гостеприимство.
Хозяин поставил для нас скрипучие кровати в большой комнате,
загроможденной бочками и винными мехами. Мы улеглись, но до
самого рассвета не давал нам уснуть пьяный сосед за стенкой,
который то долго и вычурно ругался, то, завывая, распевал
милонги - вернее, одну милонгу. Мы, естественно, приписывали
эти нестихавшие вопли действию жгучей тростниковой водки нашего
хозяина... На заре соседа нашли в коридоре мертвым. Его хриплый
голос ввел нас в заблуждение - то был молодой парень. Из пояса
пьяницы выпало несколько монет и конус из блестящего металла
диаметром в игральную кость.
Напрасно какой-то мальчуган пытался подобрать этот конус.
Его с трудом поднял взрослый мужчина. Я несколько минут
подержал его на ладони; вспоминаю, что тяжесть была
невыносимая, и, когда конус забрали, ощущение ее еще длилось
какое-то время. Вспоминаю также четко очерченный кружок -
след, оставшийся на ладони. Маленький предмет такой невероятной
тяжести вызывал неприятное чувство отвращения и страха. Один из
местных предложил бросить его в их быструю реку. За несколько
песо Аморим его приобрел. О мертвом никто ничего не знал, кроме
того, что он "с границ". Эти маленькие, тяжеленные конусы (из
металла, на земле неизвестного) являются символами божества в
некоторых религиях Тлена.
Здесь я заканчиваю лично меня касающуюся часть
повествования. Остальное живет в памяти (если не в надеждах или
страхах) всех моих читателей. Достаточно лишь напомнить или
назвать следующие факты - в самых кратких словах, которые
емкая всеобщая память может дополнить и развить. В 1944 году
некто, изучавший газету "The American" (Нэшвилл, штат
Теннесси), обнаружил в библиотеке Мемфиса все сорок томов
Первой энциклопедии Тлена. До нынешнего дня продолжается спор,
было ли то открытие случайное или же с соизволения правителей
все еще туманного Orbis Ter-tius. Правдоподобнее второе.
Некоторые невероятные утверждения Одиннадцатого Тома (например,
размножение "хрениров") в мемфисском экземпляре опущены или
смягчены, можно предположить, что эти исправления внесены
согласно с планом изобразить мир, который бы не был слишком уж
несовместим с миром реальным. Рассеивание предметов из Тлена по
разным странам, видимо, должно было завершить этот план...[1]
Факт, что мировая печать подняла невероятный шум вокруг
"находки". Учебники, антологии, краткие изложения, точные
переводы, авторизованные и пиратские перепечатки Величайшего
Произведения Людей наводнили и продолжают наводнять земной шар.
Почти сразу же реальность стала уступать в разных пунктах.
Правда, она жаждала уступить. Десять лет тому назад достаточно
было любого симметричного построения с видимостью порядка -
диалектического материализма, антисемитизма, нацизма, - чтобы
заворожить людей. Как же не поддаться обаянию Тлена, подробной
и очевидной картине упорядоченной планеты? Бесполезно
возражать, что ведь реальность тоже упорядочена. Да, возможно,
но упорядочена-то она согласно законам божественным - даю
перевод: законам бесчеловечным, которые нам никогда не
постигнуть. Тлен - даже если это лабиринт, зато лабиринт,
придуманный людьми, лабиринт, созданный для того, чтобы в нем
разбирались люди.
Контакты с Тленом и привычка к нему разложили наш мир.
Очарованное стройностью, человечество все больше забывает, что
это стройность замысла шахматистов, а не ангелов. Уже проник в
школы "первоначальный язык" (гипотетический) Тлена, уже
преподавание гармоничной (и полной волнующих эпизодов) истории
Тлена заслонило ту историю, которая властвовала над моим
детством; уже в памяти людей фиктивное прошлое вытесняет
другое, о котором мы ничего с уверенностью не знаем - даже
того, что оно лживо. Произошли перемены в нумизматике, в
фармакологии и археологии. Думаю, что и биологию, и математику
также ожидают превращения... Рассеянная по земному шару
династия ученых одиночек изменила лик земли. Их дело
продолжается. Если наши предсказания сбудутся, то лет через сто
кто-нибудь обнаружит сто томов Второй энциклопедии Тлена.
Тогда исчезнут с нашей планеты английский, и французский,
и испанский языки. Мир станет Тленом. Мне это все равно. В
тихом убежище отеля в Адроге я занимаюсь обработкой переложения
в духе Кеведо (печатать его я не собираюсь) "Погребальной урны"[/cut]


Beyond all towers strong and high,
beyond all mountains steep,
above all shadows rides the Sun
and Stars forever dwell:
I will not say the Day is done,
nor bid the Stars farewell.
 
Форум » НРПГ форумы » Оффтопик » Сокровищница (ссылки, тексты, картинки)
Страница 1 из 11
Поиск:



Каталог сайтов Infan.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Rambler's Top100
Design by sadhaka © 2018
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz
Здесь очень полезная информация
И здесь
И даже здесь
Graffiti Decorations(R) Studio (TM) Site Promoter